Глава 4. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним

§ 1. Эволюция правового регулирования государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним


Государственная регистрация прав на недвижимость имеет давнюю историю. В дореволюционной России использовался термин "укрепление права", которое осуществлялось путем совершения определенного акта. Видный русский цивилист Д.И. Мейер считал, что под укреплением права следует понимать "установление внешнего знака, свидетельствующего о существовании права. Вследствие укрепления право становится более твердым и прочным"*(221).

Появление государственной регистрации как особого способа укрепления прав на недвижимое имущество исторически не случайно. В работах Д.И. Мейера*(222), И.А. Покровского*(223), Г.Ф. Шершеневича*(224) и других авторов показано, как на протяжении столетий по мере развития торгового оборота, а с ним и размежевания всех вещей на движимые и недвижимые, человечество стремилось выработать ясные формы установления вещных прав на недвижимость. И, если в начале своего развития эти формы были нечеткими, почти сплошь состояли из символов (например, в подтверждение перехода прав на земельный участок передавалась глыба земли, прав собственности на жилой дом - ключи от дома и т.п.), то в дальнейшем они становились все более определенными. На протяжении столетий по мере развития торгового оборота, а с ним и размежевания всех вещей на движимые и недвижимые человечество стремилось выработать ясные и легкозримые формы установления вещных прав на недвижимость*(225).

В средние века формированию самостоятельной системы укрепления прав на недвижимость препятствовала активная рецепция римского права. Известно, что классическое римское право, признавая в целом естественное деление вещей на движимые и недвижимые, подчиняло их почти одним и тем же нормам. Например, для перехода прав как на движимость, так и на недвижимость оно требовало соблюдения одного и того же знака - передачи вещи (traditio)*(226). Но с течением времени, постепенно произошел переход к письменной форме актов укрепления прав.

Под давлением объективных обстоятельств, а именно требований экономического оборота и в особенности, по мнению И.А. Покровского, потребностей развивающегося поземельного кредита, в конце 18 века в Европе сформировался институт ипотечных книг. Его отличительной особенностью было то, что всякое закладное право на недвижимость приобретало юридическую силу для третьих лиц только тогда, когда было записано в особые книги, ведомые официальными учреждениями*(227).

В течение 19-го века ипотечные книги повсеместно превращаются в поземельные, куда уже заносятся любые сведения о переходе вещных прав на недвижимость. И только с этого момента права на недвижимость становятся обязательными для третьих лиц. Формируется так называемая ипотечная система укрепления прав на недвижимость, которая до сих пор является главенствующей в странах Европы. Ее наиболее яркими представителями являются Германия (Германское гражданское уложение 1896 г., Положение о земельной книге 1897 г.) и Швейцария (Швейцарский гражданский кодекс 1907 г., Ордонанс Федерального Совета о реестре недвижимости 1910 г.).

Что касается развития института государственной регистрации прав на недвижимость в России, то научными исследованиями достаточно точно установлено, что уже в начале 16-го столетия акты о переходе права собственности на недвижимые имения записывались у дьяков в особые книги. Со времен Уложения царя Алексея Михайловича (1649 г.) записка в поместном приказе "вотчины за купцом" стала необходимым условием приобретения недвижимой собственности. Речь шла о так называемом приказном порядке укрепления вещных прав на недвижимость, когда акт продажи, мены, дарения (такие акты получили название крепость), записывался в приказы (если объектом была земля, то в земельные приказы, а если речь шла о строениях, то в воеводские приказы). Приобретающее лицо просило закрепить за ним землю, вотчину или поместье.

Впоследствии в результате реформ Петра I "порядок регистрации прав" претерпел значительные изменения. В соответствии с Указом 1719 г. главным моментом в порядке приобретения недвижимой собственности становится уплата крепостной пошлины, взимаемой при совершении крепостного акта. Вследствие этого существенное значение приобретает не запись акта перехода права собственности, а само совершение крепостного акта. Была создана Палата крепостных дел, состоящая из 24 наиболее опытных подъячих. Контроль над деятельностью Палаты осуществляла Юстиц-коллегия.

В период правления Екатерины II совершение крепостей было возложено на гражданские палаты и уездные суды, при которых организовывались учреждения крепостных дел.

В 1775 году прежний порядок записи акта в книгу был заменен на оглашение через публикацию в ведомостях. Кроме этого, требовался еще и ввод во владение, но со временем оба обряда превратились в простую формальность, не всегда соблюдавшуюся.

По Своду законов, изданному в 1857 году, переход недвижимой собственности определялся совершением крепостного акта и вводом во владение. Процедура ввода во владение, регламентированная Уставом гражданского судопроизводства, требовала участия органа публичной власти (судебного пристава) и приглашения иных лиц, указанных в законе. Из-за ее сложности нередким было явление, когда ввод во владение оставался вовсе неисполненным или исполнялся лишь спустя несколько лет для того, чтобы осуществить отчуждение имения.

В то время как в Европе сформировалась и действовала ипотечная система, на большей части Российской империи существовала так называемая нотариальная система укрепления прав на недвижимость. Она представляла собой крепостной порядок укрепления прав, регламентированный Положением о нотариальной части 1866 г. Сделки о переходе или ограничении права собственности на недвижимое имущество должны были быть совершены у нотариуса, затем обращены в крепостные акты через утверждение их старшим нотариусом*(228). В каждом окружном суде был нотариальный архив, которым заведовал старший нотариус. В этом архиве велись крепостные книги и реестра крепостных дел.

Сведения о зарегистрированных правах оглашались в "Сенатских ведомостях" в г. Санкт-Петербурге, что не вполне обеспечивало гласность сведений, так как место совершения переходов прав могло быть расположено вдали от столицы. Указанное Нотариальное положение определило, что приобретение права собственности считается совершившимся "со времени утверждения акта старшим нотариусом, внесения акта в крепостную книгу и отметки о том в реестре крепостных дел".

Таким образом, порядок совершения актов о переходе права собственности на недвижимые имения в соответствии с Нотариальным положением выглядел следующим образом: сначала акт о передачи права совершался у нотариуса, о чем он выдавал "выпись из актовой книги" одной из сторон, указанной в акте. В течение года с момента совершения акта выпись должна бала быть предъявлена старшему нотариусу по месту нахождения имущества. Старший нотариус проверял по крепостным книгам и реестрам крепостных дел принадлежность имущества отчуждателю, взимал пошлину, делал на выписи надпись о ее утверждении, после чего вносил ее в крепостную книгу, вписывал в реестре крепостных дел имя приобретателя и род акта, по которому произошел переход права собственности. Затем сведения печатались в "Сенатских ведомостях". Таким образом, Нотариальное положение не содержало четкого определения момента перехода права собственности на недвижимость.

Осознавая недостатки существовавшего порядка укрепления прав на недвижимость, ученые-цивилисты России признавали необходимость перехода к более совершенной системе, подобно европейской с ее поземельными книгами. По словам И.А. Покровского "наше русское право и в этом отношении стоит далеко позади"*(229). Г.Ф. Шершеневич указывал, что крепостной порядок укрепления прав собственности на приобретаемую недвижимость не только не обеспечивает твердости за приобретенными правами, но напротив, затрудняя выяснение в точности юридического состояния недвижимости, подвергает каждого приобретателя опасности лишится права вследствие незамеченного им препятствия к совершенной сделке*(230).

В 1893 г. был выработан Проект Вотчинного устава, вводившего новую систему укрепления прав на недвижимость. Разработчики проекта определили цель введения вотчинной системы как "установление надлежащей гласности, определенности и главное твердости земельных прав и возможно полной свободы в распоряжении ими, упрощение производства по приобретению их, приближение места совершения актов о недвижимых имениях к населению. устранение неформальной собственности". Решение поставленных целей предлагалось в проекте путем введения в рамках вотчинной системы особых гласных поземельных книг с записью в них прав на недвижимое имущество и сделок с ним*(231). Однако этот устав так и не был принят.

В ноябре 1882 г. была создана редакционная комиссия по составлению проекта Гражданского уложения, на которую была возложена задача "начертания правил об укреплении прав на недвижимое имущество". В основу проекта были положены начала гласности, старшинства и бесповоротности прав на недвижимость.

Весьма важным моментом для оборота недвижимости является четкое определение времени и условий перехода права собственности. Поэтому ч. 1 ст. 96 Проекта было установлено, что "права собственности на недвижимое имение, возникающее из договора, переходит к приобретателю со временем в вотчинную книгу". Проекту вотчинного устава, вводившего новую систему укрепления прав на недвижимость, воплотиться в жизнь суждено не было.

Государственной регистрации подлежал также переход прав на недвижимость. Существовала определенная процедура, которая называлась ввод во владение и вызывала в окружающих представление о совершающемся переходе права собственности на смежное имение. Отмеченный в реестре день ввода во владение недвижимостью считался началом действительной передачи недвижимого имущества.

Порядок ввода во владение состоял в следующем. Выписка из крепостной книги, выданная старшим нотариусом по утверждении представленного ему акта, предъявлялась окружному суду, в округе которого находилась передаваемая недвижимость. Окружной суд выдавал исполнительный лист, на основании которого судебный пристав производил ввод во владение. Приглашались все смежные владельцы, местный сельский староста, свидетели, а также арендаторы. Ввод во владение совершался возвещением о новом владельце имения, прочтением акта укрепления и составлением вводного листа. С ведением нотариальной системы эта процедура утратила свое значение и была отменена.

После Октябрьской революции, как уже было отмечено ранее, деление вещей на движимое и недвижимое было упразднено и поэтому каких либо форм регистрации прав на него действовавшее в то время законодательство не предусматривало. Вместе с тем в Гражданском кодексе 1922 г. был предусмотрен нотариальный порядок заключения договоров купли-продажи и мены, а также установления права застройки с последующей государственной регистрацией в коммунальном отделе местного Совета*(232).

Регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним возродилась с переходом нашей страны к рыночной экономике, когда недвижимость вновь стала товаром. На уровне закона необходимость государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним была закреплена в ч. 1 ГК (ст. 131), однако конкретный порядок ее осуществления регулировался подзаконными актами. Окончательно этот порядок был закреплен Законом о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и принятыми на его основе подзаконными актами.




Copyright 2008 Help-Realty.RU. All rights reserved. При использовании материалов активная ссылка на главную страницу обязательна!


А   Б   В   Г   Д   Е   Ж  
З   И   К   Л   М   Н   О  
П   Р   С   Т   У   Ф   Х  
Ц   Ч   Ш  Э   Ю



       Жильщное право:

       Коммунальное хозяйство:

    Земельное право:
Статьи и комментарии
Также вам будет интересно узнать:


Реклама от Google
Счетчики:
Rambler's Top100
Возможно эта информация вам будет интересна:
Покупка - продажа комнат, квартир и домов.
Покупка - продажа загородной недвижимости
Купля - продажа городской недвижимости
Написать администратору сайта
Главная