§ 4. "Внешние вызовы" для отельеров

В процессе работы отельеры регулярно сталкиваются с большим количеством различных "внешних вызовов", отвлекающих их внимание от основных бизнес-процессов. Управление гостиничным хозяйством предполагает решение целого комплекса разнообразных хозяйственных вопросов. Так, при осуществлении своей деятельности гостиница должна соблюдать противопожарные, санитарные, технические правила и нормы, а также иные обязательные требования, установленные действующим законодательством России. Она обязана доводить до сведения потребителей в доступной форме информацию о себе, своих услугах, их потребительских свойствах, условиях оказания, при наличии финансовой возможности использовать современное оборудование. Такая необходимость обусловлена целями обеспечения безопасности гостиницы <134> и повышения качества предоставляемых услуг <135>.
--------------------------------
<134> Иванов И.В., Панюков Д.В. Концепция обеспечения безопасности современной гостиницы // Туризм: право и экономика. 2006. N 1; Опалева А.А. Институт личной неприкосновенности (теоретико-правовые проблемы): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008.
<135> Например, в крупных гостиницах очень важно иметь адресно-аналоговую систему автоматической пожарной сигнализации, которая позволяет оперативно обнаружить источник возгорания еще на начальной стадии // Тайны гостиничных коридоров. URL: http://www.catalog.horeca.ru/newspaper/hotel/64 (дата обращения: 26.10.2016).

Так, в частности, гостиница должна разработать и утвердить в установленном порядке паспорт антитеррористической защищенности и техногенной безопасности коллективного средства размещения в соответствии с ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 06.03.2006 N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" и распоряжением Правительства Москвы от 15.11.2006 N 2335-РП "Об усилении мер безопасности на гостиничных предприятиях города Москвы".
Отсутствие такого документа нарушает права потребителей в сфере туризма, препятствует определению показателей террористической угрозы и степени риска чрезвычайных ситуаций, что является недопустимым и может быть пресечено прокуратурой путем обращения в суд в интересах неопределенного круга лиц (Апелляционное определение Московского городского суда от 12.11.2015 по делу N 33-38574/2015, решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 16.12.2015 по делу N 2-5733/2015).
За невыполнение любых обязательных требований гостиница может быть привлечена к ответственности, а контролирующие органы могут даже обратиться в суд с иском, в котором они вправе заявить в защиту прав неопределенного круга лиц требования об устранении нарушений, а также о возложении обязанностей на гостиницу по выполнению установленных норм (решение Белокурихинского городского суда Алтайского края от 27.07.2016 по делу N 2-305/2016, заочное решение Карачаевского городского суда Карачаево-Черкесской Республики от 27.11.2014 по делу N 2-672/2014 и др.).
Гостиница обязана соблюдать миграционное законодательство России и обеспечивать учет проживающих граждан, поскольку в противном случае она может быть привлечена к административной ответственности по ч. 4 ст. 18.9 КоАП РФ, которая наступает за нарушение правил миграционного учета и включает в себя любые виды нарушений в этой области: например, неуведомление органа миграционного учета о прибытии/убытии иностранного гражданина (Постановление Верховного Суда РФ от 05.04.2016 N 303-АД16-1973, Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 11.10.2016 N Ф06-14107/2016).
В соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 20 Федерального закона от 18.07.2006 N 109-ФЗ "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации" при нахождении иностранного гражданина в гостинице или организации, оказывающей гостиничные услуги, принимающая сторона обязана в течение одних суток уведомить орган миграционного учета о прибытии иностранного гражданина в место пребывания.
Постановлением Правительства РФ от 15.01.2007 N 9 утверждены Правила осуществления миграционного учета иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации. Согласно п. 20 разд. III данных Правил по прибытии иностранного гражданина в гостиницу администрация гостиницы обязана в течение 1 рабочего дня, следующего за днем его прибытия, уведомить территориальный орган миграционного учета о прибытии иностранного гражданина в место пребывания. Поскольку состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 18.9 КоАП РФ, является формальным, ответственность за его совершение наступает вне зависимости от наличия вредных последствий (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 16.03.2016 N Ф10-441/2016).
Особую осмотрительность гостиница должна проявлять при выполнении иных своих обязанностей, поскольку нарушения чреваты негативными имущественными последствиями и репутационными издержками. Так, за неуведомление государственного или муниципального органа о приеме на работу их бывшего служащего в десятидневный срок с даты заключения с ним трудового или гражданско-правового договора при условии, что его должность включена в соответствующий перечень, гостиница, ее руководитель или иное должностное лицо могут быть привлечены к ответственности по ст. 19.29 КоАП РФ.
Такое нарушение не является малозначительным, и административной ответственности за его совершение избежать не удастся в силу особой значимости общественных отношений, складывающихся в сфере противодействия коррупции, необходимости реализации положений Конвенции ООН против коррупции, принятой в г. Нью-Йорке 31.10.2003 Резолюцией 58/4 на 51-м пленарном заседании 58-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, и Федерального закона от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" (п. 3 Обзора судебной практики по делам о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30.11.2016).
Гостиница обязана реагировать на все обращения со стороны компетентных органов по вопросам осуществления их полномочий: размещение рекламы на фасаде и на территории гостиницы, проверки арендаторов и гостей со стороны правоохранительных органов, в том числе на предмет представления теми подложных документов с целью хищения бюджетных средств, оказывание содействия в иных вопросах. В нашей практике нечасто, но все же случаются ситуации, когда гости представляли подложные отчетные документы по проживанию в гостинице, используя другие бланки и неверную информацию по тарифам.
При этом такими злоупотреблениями не гнушались не только обычные сотрудники частных компаний, но и военнослужащие, сотрудники правоохранительных органов и даже врачи региональных больниц. За совершение подобных махинаций они несут материальную ответственность перед работодателями за причиненный ущерб (Апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 09.09.2016 по делу N 33-3461/2016) и уголовную ответственность за совершенные преступления.
Кроме того, отельеры нередко на практике сталкиваются с обманом и злоупотреблением их доверием со стороны недобросовестных контрагентов, уклоняющихся от исполнения обязательств (невыполнение работ или неоказание услуг, непередача товаров и иного имущества, принятие ими на себя обязательств при отсутствии реальной возможности их исполнить).
И это не говоря уже о хищениях со стороны мелких воришек, которые хватают и выносят из номеров полотенца, посуду, постельные принадлежности и иные вещи, о мошенничестве посетителей ресторанов и других точек общепита, которые не оплачивают сделанные заказы. Выигранные против них судебные дела проблему долгов не решают, поскольку исполнить судебные акты практически невозможно из-за отсутствия у них имущества, на которое можно было бы обратить взыскание.
Во всех таких случаях рассчитывать на возбуждение уголовного дела не приходится, поскольку сотрудники правоохранительных органов видят только гражданско-правовой спор и отвергают мысль о том, что взыскание долгов не исключает возможности одновременного привлечения виновных лиц к уголовной ответственности. Даже недавно принятое Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2016 N 48 "О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности", существенно облегчившее положение коммерсантов, подвергающихся уголовному преследованию, этой проблемы не решило.
Так, в п. 9 названного Постановления содержится разъяснение о том, что по смыслу ч. 5 ст. 159 УК РФ под преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности следует понимать умышленное полное или частичное неисполнение лицом, являющимся стороной договора, принятого на себя обязательства в целях хищения чужого имущества или приобретения права на такое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации. О наличии у лица прямого умысла на совершение мошенничества с очевидностью должны свидетельствовать имеющиеся по делу доказательства.
К обстоятельствам, подтверждающим умышленный характер деяния, могут относиться, в частности, обстоятельства, указывающие на то, что у лица фактически не имелось и не могло быть реальной возможности исполнить обязательство; сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества; распоряжение денежными средствами, полученными от стороны договора, в личных целях; использование при заключении договора фиктивных уставных документов, поддельных гарантийных писем и др.
При этом каждое из указанных обстоятельств в отдельности само по себе не может свидетельствовать о наличии умысла на совершение преступления, а выводы суда о виновности лица должны быть основаны на оценке всей совокупности доказательств. Таким образом, на практике правоохранительные органы скорее всего продолжат так же сдержанно оценивать недобросовестное поведение должников в гражданском обороте, отправляя их кредиторов в суд. Кроме того, должники могут быть освобождены от уголовной ответственности в сфере экономической деятельности, если сами они или третьи лица за них возместят ущерб (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 56 "О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности").
В связи с этим с целью минимизации риска причинения ущерба отельеры должны принимать меры по защите своих прав: например, стараться по возможности свои обязательства исполнять только после получения предоплаты, а свои денежные обязательства разделять на несколько платежей, которые проводить после принятия исполнения от контрагентов, чтобы контролировать ситуацию.
При возникновении угроз нарушения исключительных прав на используемые гостиницей товарные знаки и иные средства индивидуализации, прав на доменные имена, ущемления деловой репутации следует незамедлительно принимать меры к их защите от любых противоправных посягательств. Не следует оставлять этот вопрос без внимания, поскольку в такой ситуации речь идет даже не столько об извлечении недобросовестными конкурентами преимуществ из своего незаконного поведения, сколько о репутационных издержках самой гостиницы. Из таких соображений исходила гостиница "Савой", защищая в суде свой товарный знак от алтайских коммерсантов, которые незаконно использовали ее товарный знак, создавая тем самым риск отнесения их гостиницы к дочерней компании истца, с чем согласился суд (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2016 по делу N А03-6560/2016).
Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о соблюдении гостиницами правового режима использования музыкальных произведений, на проигрывание которых требуется получение согласия правообладателей. В деятельности гостиниц регулярно используются радио, телевизоры, музыкальные и видеопроигрыватели для удовлетворения эстетических потребностей клиентов и с целью повышения уровня комфортности их обслуживания. Трудно представить себе гостиницу, ресторан или кафе, где не играет музыка. В этом случае поток клиентов увеселительного заведения, скорее всего, существенно сократится и упадет его выручка. За воспроизведение аудиовизуальных произведений в обязательном порядке необходимо уплачивать вознаграждение в пользу правообладателей.
Сбором вознаграждений занимаются организации по управлению интеллектуальными правами на коллективной основе. Причем соответствующая организация, имеющая государственную аккредитацию, вправе осуществлять управление и защищать права в отношении неопределенного круга лиц-правообладателей (ст. 1242 ГК РФ). Организация по управлению правами на коллективной основе, получившая государственную аккредитацию (аккредитованная организация), вправе наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 1242 ГК РФ, осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены (п. 3 ст. 1244 ГК РФ).
Наличие у такой организации по управлению исключительными правами на коллективной основе (далее - организация) государственной аккредитации является достаточным основанием для возникновения у нее полномочий по представлению и защите прав правообладателей. При этом в подтверждение ее полномочий не требуется представления каких-либо иных документов <136>.
--------------------------------
<136> Бычков А.И. Цена музыки // ЭЖ-Юрист. 2013. N 19.

Организация вправе обращаться в суд с иском о взыскании авторского вознаграждения как в интересах правообладателей, с которыми у нее заключены договоры о передаче полномочий по управлению правами, так и в интересах тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены. При этом необходимости в дополнительном подтверждении полномочий организации по управлению интеллектуальными правами на предъявление иска и в привлечении к участию в деле конкретных правообладателей не имеется (Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 12.07.2011 N 33-9800/2011).
Несмотря на вступление России в ВТО и продекларированный отказ от управления авторскими правами на бездоговорной основе, РАО, ВОИС и другие организации продолжают собирать вознаграждения за проигрывание музыкальных произведений. Наличие у организации государственной аккредитации, полученной в соответствии с Приказом Минкультуры России от 15.08.2013 N 1164, дает ей право собирать вознаграждения в пользу всех правообладателей, даже тех, с которыми у нее нет договора (ч. 3 ст. 1244 ГК РФ). Если кто-то из пользователей отказывается заключить с организацией лицензионный договор, но при этом фактически использует музыкальные произведения, составляющие ее репертуар, она вправе обратиться в суд с иском о защите исключительных прав.
Организация должна принимать разумные и достаточные меры по установлению правообладателей, в интересах которых она собирает вознаграждение, с тем чтобы перечислять его им (п. 4 ст. 1244 ГК РФ). Однако конкретного перечня таких мер закон не содержит. Собранные организацией денежные средства могут в течение длительного времени находиться на ее счетах и использоваться по ее усмотрению, поскольку до предъявления правообладателями требований о выплате причитающихся им сумм деньги находятся в ее полном распоряжении.
При этом на праве собственности данные денежные средства самой организации не принадлежат и не учитываются при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль. Заплатить в бюджет данный налог она будет должна только в том случае, если правообладатель предъявит ей требование о выплате вознаграждения (ст. 314 ГК РФ), а она его не исполнит и истечет трехлетний срок исковой давности. Тогда деньги остаются организации, и с них она уплачивает налог на прибыль как со своего внереализационного дохода.
Также налог на прибыль с суммы авторского вознаграждения организация должна будет заплатить в случае его нецелевого использования (например, в случае предоставления полученных сумм авторского вознаграждения третьим лицам взаймы под процент, покупки имущества и т.п.), а также направления на цели, не предусмотренные ее уставом, что влечет обязанность по включению указанных средств в налогооблагаемую базу по правилам, предусмотренным п. 14 ст. 250 НК РФ, в качестве имущества, использованного не по целевому назначению (Постановление Президиума ВАС РФ от 19.11.2013 N 9152/13).
Во избежание этого поступившие суммы вознаграждений за вычетом своих операционных расходов организация может аккумулировать на отдельном счете, договорившись с банком о начислении процентов на остаток, что позволит ей извлекать доход, с которого уплачивать налог на прибыль, а основные суммы сохранять для правообладателей. В судебной практике были попытки уклониться от выплаты вознаграждения в пользу организации и уйти от ответственности за нарушение интеллектуальных прав по мотиву того, что ее деятельность противоречит обязательствам России, которые были даны при вступлении в ВТО.
Федеральным законом от 21.07.2012 N 126-ФЗ "О ратификации Протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15.04.1994" Россия ратифицировала Протокол о ее присоединении к данному Соглашению, подписанный в г. Женеве 16.12.2011. Согласно п. п. 1 и 2 ч. I данного Протокола с даты вступления его в силу в соответствии с п. 8 Россия присоединяется к Соглашению ВТО в соответствии со ст. XII указанного Соглашения и становится членом ВТО.
Соглашение ВТО включает также пояснительные примечания к нему, с любыми его исправлениями, поправками или иными изменениями, внесенными любыми правовыми документами, которые могли вступить в силу до даты вступления в силу данного Протокола. Протокол, содержащий обязательства, указанные в § 1450 Доклада Рабочей группы по присоединению РФ к ВТО (16 - 17.11.2011), является неотъемлемой частью Соглашения ВТО.
Согласно п. 1218, на который ссылается § 1450 Доклада Рабочей группы, признавая сохраняющиеся озабоченности членов относительно управления правами без заключения соглашения с владельцем прав или его (ее) уполномоченным лицом, представитель России заявил, что Российская Федерация пересмотрит свою систему коллективного управления правами, чтобы отменить недоговорное управление правами в течение 5 лет после вступления в силу части четвертой ГК РФ. Далее представитель РФ подтвердил в ответ на вопросы отдельных членов относительно мер по контролю и привлечению к ответственности обществ по сбору вознаграждений, чтобы гарантировать правообладателям получение вознаграждения, которое им причитается, что Россия ввела в силу постановления, необходимые для применения таких мер, и общества по сбору вознаграждений будут контролироваться и привлекаться к ответственности правообладателями согласно законодательству России. Рабочая группа приняла к сведению данные обязательства.
Указанное положение свидетельствует не об автоматической отмене положений части четвертой ГК РФ о бездоговорном управлении правами по истечении 5 лет после ее принятия, а о возникновении международного обязательства России по пересмотру (изменению) своего внутреннего законодательства. До его изменения международное обязательство не может быть исполнено (ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 15.07.1995 N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации"). От разрешения данного вопроса Конституционный Суд РФ Определением от 06.11.2014 N 2531-О отказался, указав, что он ему неподведомственен и порядок исполнения международных обязательств Россией по отказу от коллективного управления интеллектуальными правами должен определить парламент страны.
Поскольку в настоящее время внутреннее законодательство России в части бездоговорного управления правами на коллективной основе не изменено, организации правомочны собирать со всех пользователей вознаграждение (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 29.10.2014 по делу N А40-162950/2013). Поэтому по данному основанию уклониться от уплаты вознаграждения в пользу организации нельзя. Однако можно попробовать оспорить сам факт нарушения исключительных прав, если имеются недочеты его фиксации.
Факты нарушений исключительных прав (проигрывание и просмотр телевизора без заключения лицензионного договора организации), действующие в защиту правообладателей, могут установить любыми доступными способами, поскольку в законе не предусмотрены на этот счет какие-либо специальные требования. В качестве доказательств публичного исполнения музыкальных произведений РАО представляет акт контрольного прослушивания, видеозапись, акт расшифровки записи, а также показания свидетеля, проводившего контрольное прослушивание (Определение Московского городского суда от 27.07.2010 по делу N 33-22277).
Однако проверяемая организация в этом случае не лишена возможности ссылаться на то, что материалы фото- и видеосъемки, аудиозаписи не относятся к принадлежащим ей ресторану, кафе или бару, т.е. не являются относимыми доказательствами (п. 1 ст. 67 АПК РФ), поскольку могли быть сделаны в любом другом месте. Такая организация может воспретить проведение фото- или видеосъемки в своем заведении, публично оповестив об этом клиентов (информация на стенде при входе в помещение, на сайте и др.), исключив тем самым возможность фиксации воспроизведения произведений. Из содержания же аудиозаписи не представляется возможным установить, где она была произведена.
Аналогичным образом обстоит дело и с актами контрольного прослушивания, которые суды принимают в качестве доказательств. Такие акты заполняются представителями организации, осуществляющей коллективное управление исключительными правами, действующей в защиту правообладателей. Такая организация является лицом, прямо заинтересованным в исходе процесса, поэтому составляемые лично ей доказательства должны оцениваться критически. На это в своих отзывах на исковое заявление РАО следует указывать ответчикам. Иным образом обстоит дело в случае, когда факт воспроизведения музыкальных и иных произведений фиксируют нотариус с оформлением соответствующих документов или сотрудники правоохранительных органов в рамках проведения контрольных мероприятий (по жалобам РАО или самих правообладателей).
Такие доказательства отвечают критериям допустимости и относимости и могут быть использованы в спорах с нарушителями исключительных прав. Однако и такие доказательства ответчику следует внимательно изучить на предмет того, нет ли и в них упущений, достаточных для того, чтобы добиваться в суде исключения их из состава доказательственной базы по делу. При анализе представленных РАО в материалы дела доказательств следует внимательно их изучать и сопоставлять содержащиеся в них сведения, поскольку допущенные неточности и некорректные сведения могут пригодиться ответчику.
Так, при рассмотрении одного дела, отменяя решение нижестоящего суда, окружной суд отметил, что, принимая в качестве письменного доказательства заключение музыковедческой экспертизы, проведенной ГУК "Филармония" по запросу РАО, судебная инстанция не учла следующее. Исследование музыкальных произведений проводилось при их прослушивании на мини-видеокассете PANASONIC MINI DV PANASONIC за N 8235 АКБ 5Я531438В, однако согласно акту контрольного прослушивания запись публичного исполнения производилась на видеокассету, имеющую другой заводской номер. Установив данные несоответствия, окружной суд решение отменил и направил дело на новое рассмотрение (Постановление ФАС Поволжского округа от 29.05.2007 по делу N А57-5657/06-21).
В другом деле суд обратил внимание на то, что в акте контрольного прослушивания не был указан способ публичного исполнения музыкальных произведений (живое исполнение, радиостанция, программа телевидения, компакт-диск, тип аппаратуры, комплектация, место установки), а содержалась лишь простая ссылка на то, что имеется оборудование для исполнения "живой музыки". РАО помимо этого упущения также не подтвердило полномочия лица, составившего акт контрольного прослушивания с применением аудиоаппаратуры. Поскольку иных допустимых доказательств, с достоверностью свидетельствующих о нарушении ответчиком исключительных прав истца, суду представлено не было, в иске было отказано по мотиву недоказанности заявленных требований (Кассационное определение Тюменского областного суда от 24.10.2011 по делу N 33-5365/2011).
Другими упущениями со стороны организаций являются такие обстоятельства, как неполное отражение информации в акте контрольного прослушивания, а именно неуказание специальности, по которой было получено образование эксперта, учебного заведения, области его специализации и стаж работы по специальности (Определение Московского городского суда от 05.02.2013 N 4г/1-393), отсутствие достаточных данных, позволяющих установить сам факт нарушения и определить, где именно он имел место (Апелляционное определение Московского городского суда от 28.06.2012 по делу N 11-9504), и др.
В судебном заседании следует ходатайствовать о вызове и допросе в качестве свидетелей тех специалистов, которые принимали участие в мероприятиях по сбору доказательств бездоговорного публичного исполнения музыкальных произведений и подписали соответствующие акты. В ходе допроса перед ними необходимо поставить такие вопросы, как: каким образом и с применением каких именно методик ими были идентифицированы указанные в актах произведения и исполнители; имеют ли они специальную квалификацию, позволяющую на профессиональном уровне идентифицировать музыкальные произведения, и т.д. Не исключено, что в ходе допроса этих специалистов ответчику удастся представить их показания в выгодном для себя свете и также добиться исключения из состава доказательственной базы по делу.
В одном примечательном деле, когда РАО подала в суд на РЖД, ответчику удалось отбиться от иска, в частности, мотивируя свою позицию тем, что свидетели истца были... безбилетными пассажирами. В этом деле суд не признал акт контрольного прослушивания в помещении вагона-ресторана поезда надлежащим доказательством, поскольку он не был подписан представителем РЖД, а в отношении лиц, подписавших акт в качестве свидетелей, истцом не были представлены проездные билеты.
Ответчиком была представлена распечатка из архива системы "Экспресс", из которой следует, что указанные свидетели не приобретали проездные документы на соответствующий поезд и, следовательно, они не могли участвовать в проверке по факту использования ответчиком фонограмм во время пути следования поезда. Истцом также не были опровергнуты доводы ответчика о том, что из приложенной видеосъемки невозможно сделать вывод о непрерывном произведении съемки и проведении проверки в указанном поезде.
При указанных обстоятельствах, принимая во внимание отсутствие надлежащих доказательств, подтверждающих факт нарушения, суд пришел к правильному выводу о необоснованности заявленных требований истца (Постановление ФАС Московского округа от 30.09.2010 N КГ-А40/8047-10). Одним из самых распространенных недочетов исковой работы является неправильное указание РАО в иске произведений, проигрывание которых в отсутствие лицензионного договора послужило основанием для обращения в суд. Подготовка и подача исков против нарушителей в суды у РАО поставлены на конвейер, людям свойственно ошибаться, поэтому нередко в исках приводятся неверные сведения, что всегда на руку ответчикам.
Так, к примеру, в одном деле кассационный суд, отменяя решение суда первой инстанции об удовлетворении требований о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав и направляя дело на новое рассмотрение, отметил, что произведения и их правообладатели, указанные в актах контрольного прослушивания, не были тождественны произведениям и правообладателям, указанным в исковом заявлении РАО. Это свидетельствует о том, что РАО не доказало тот факт, что в помещении ответчика действительно исполнялись те произведения, в отношении которых был заявлен иск (Кассационное определение Волгоградского областного суда от 03.11.2011 по делу N 33-13533/2011).
В случае если организация предъявила иск в суд в защиту интересов правообладателей, ответчик должен учитывать следующее. Если нарушение исключительных прав с его стороны действительно имело место, можно попробовать договориться с организацией, выразив желание заключить лицензионный договор. Если в деле участвует сам правообладатель, в защиту которого предъявлен иск, можно попробовать договориться с ним. Обязанность его извещать о месте и времени рассмотрения дела для выражения своей позиции по существу спора предусмотрена абз. 7 п. 1 и абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 N 51 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении споров с участием организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами", далее - Постановление N 51).
Если ни с организацией, ни с правообладателем договориться не удается, тогда ответчик должен доказать отсутствие со своей стороны нарушений исключительных прав. Об этом может свидетельствовать наличие заключенного лицензионного договора с самим правообладателем или его представителем (агентом, доверительным управляющим) или с другой организацией. В настоящий момент в сферах управления авторскими правами, установленных п. п. 1, 2 п. 1 ст. 1244 ГК РФ, государственная аккредитация предоставлена Российскому авторскому обществу (РАО), в сферах осуществления смежных прав, установленных п. п. 5, 6 п. 1 ст. 1244 ГК РФ, государственная аккредитация предоставлена Всероссийской организации интеллектуальной собственности (ВОИС).
Однако наличие аккредитованной организации не препятствует созданию других организаций по управлению правами на коллективной основе. Пользователи вправе заключать лицензионные договоры на использование музыкальных произведений с другими организациями. Соответственно, наличие у пользователя заключенных и действующих лицензионных договоров с организацией исключает наличие с его стороны нарушений исключительных прав. Помимо этого, в суде ответчик по иску о защите исключительных прав может сослаться на отсутствие у организации права на иск. Она занимается защитой интересов правообладателей в сфере управления авторскими правами на произведения, однако правообладатель мог дать разрешение на использование своего произведения в составе сложного объекта при его создании (например, кинофильм, телепередача, рекламный ролик и др.) <137>.
--------------------------------
<137> Бычков А.И. Кто платит, тот и музыку проигрывает // ЭЖ-Юрист. 2016. N 36.

В данном случае в соответствии с требованиями ст. ст. 1240 и 1263 ГК РФ правообладателем на сложные произведения является лицо, организовавшее создание сложного объекта (аудиовизуального произведения), а в соответствии с требованиями ст. ст. 1329 и 1330 ГК РФ исключительные права на телетрансляцию аудиовизуальных произведений принадлежат радиотелепередающим компаниям, к которым эти права отошли на основании договора об отчуждении исключительного права и на основании п. 1 ст. 1330 ГК РФ (Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 14.06.2012 по делу N 33-8746/12).
Однако для организаций, работающих в сфере телерадиовещания, заставить гостиницы платить проблематично, поскольку статья 1229 ГК РФ содержит общие положения, касающиеся исключительных прав, в ст. 1306 ГК РФ указаны сведения о допустимых случаях использования объектов смежных прав без согласия правообладателя и без выплаты вознаграждения. В ст. 1306 ГК РФ, помимо конкретных статей ГК РФ, устанавливающих свободное использование объектов смежных прав без согласия правообладателя и без выплаты вознаграждения, также содержится указание, что свободное использование объектов смежных прав допускается и в иных случаях, предусмотренных гл. 71 ГК РФ.
В п. 2 ст. 1330 ГК РФ содержится закрытый перечень случаев, которые в соответствии с гражданским законодательством считаются использованием сообщения радио- или телепередачи (вещания). При этом из анализа пп. 6 п. 2 ст. 1330 ГК РФ следует, что публичное исполнение радио- или телепередачи (вещания) считается их использованием только в местах с платным входом. Следовательно, нахождение сообщающего телепередачи телерадиоприемника в помещении гостиницы само по себе не является нарушением исключительных прав компании на использование сообщений телерадиопередач. Иными словами, публичное исполнение телепередач с помощью технических средств является их использованием в смысле пп. 6 п. 2 ст. 1330 ГК РФ только в случае их сообщения в местах с платным входом.
Следовательно, публичное исполнение телепередач в местах со входом без взимания платы, т.е. свободных для посещения, не нарушает исключительные права обладателя объектов смежных прав. Указанная правовая позиция последовательно изложена в п. 5 Обзора судебной практик
Безымянная страница
Статьи и комментарии:
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
-
Покупка квартиры в России: техника подбора, юридической проверки и проведения сделки: Монография"
-
Недвижимое имущество: понятие и отдельные виды: Учебное пособие
-
Индустрия гостеприимства в России
-
Жилищный кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий. Путеводитель по судебной практике
-
Комментарий к Федеральному закону от 3 июля 2016 г. N 237-ФЗ "О государственной кадастровой оценке"
-
Собственник и социальный наниматель жилого помещения: сравнительный анализ гражданского и жилищно-правового статуса
-
Как купить жилье: советы юриста
-
Управляйте домом правильно: что нужно знать собственнику жилья
-
Жилищные споры. Путеводитель по законодательству и судебной практике: Научно-практическое пособие
-
Земельный участок и постройки: особенности владения, пользования и распоряжения
-
Комментарий к новому закону "О государственном кадастре недвижимости".
-
Недвижимое имущество: государственная регистрация и проблемы правового регулирования.
-
Справочник собственника и арендатора.
-
Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)"
-
Аренда недвижимости: "ассорти" вопросов
-
Правовой режим недвижимого имущества
-
Имущественный налоговый вычет.
-
Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)"
-
Аренда недвижимости: "ассорти" вопросов
-
Правовой режим недвижимого имущества
-
Вы покупаете квартиру. Все вопросы: от проекта до оформления прав собственности (2009г.)
-
Капитальный ремонт, реконструкция, переустройство и перепланировка объектов недвижимости: юридические аспекты

Политика конфиденциальности
Copyright 2008 - 2018 гг. Help-Realty.RU. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!