II. Наследование жилых помещений

Классическим примером "внереестрового" приобретения права собственности на недвижимые вещи (в том числе и жилые помещения) является наследование указанного имущества. С момента открытия наследства (смерти человека или объявления его умершим) и до момента принятия такого наследства хотя бы одним наследником как правило проходит некий промежуток времени. В период такого промежутка все наследственное имущество будет находиться в юридически "подвешенном состоянии", так как предметы, входящие в состав наследственной массы, не будут иметь гражданско-правового собственника (прежний собственник умер, а наследник - потенциальный собственник - еще не выразил свою волю на принятие наследства). В теории наследственного права такое наследственное имущество именуется термином "лежачее наследство" <1>. Достаточно красноречиво указанную юридическую ситуацию описывал дореволюционный ученый-цивилист Г.Ф. Шершеневич, который по этому поводу писал, что "с момента открытия наследства до принятия его наследником, имущество, составляющее наследственную массу, находится в неопределенном положении, так как не имеет хозяина. Прежний субъект отношений выбыл, а новый еще не вступил. Наследственная масса становится сама субъектом входящих в нее прав и обязанностей и представляет собой юридическое лицо" <2>.
--------------------------------
<1> См., например: Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права // Избранные труды по наследственному и страховому праву. М.: Статут, 2003. С. 180 - 182.
<2> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М.: Спарк, 1995. С. 474. Германский юрист Йозеф Колер наследственную массу, еще не принятую наследниками, называл термином "юридическое лицо, не имеющее определенной формы" (см.: Колер Й. Современное гражданское право Германии // Хрестоматия избранных произведений Франца Бернхефта и Йозефа Колера / Сост. Р.С. Куракин, Е.В. Семенова. М.: ИНФРА-М, 2014. С. 59).

Именно на этой почве в гражданском законодательстве установлена специальная норма (хотя такой юридический подход является в принципе общемировым), в соответствии с которой "принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации" (п. 4 ст. 1152 ГК РФ).
Иными словами, содержание этой нормы означает, что в какой бы период времени наследник ни принял наследство (сразу после открытия наследства или спустя продолжительный интервал), каким бы способом он его ни принял (посредством подачи нотариусу заявления о принятии наследства или путем фактического вступления в наследственные права) и каким бы образом такое наследство ни было принято (в установленные законом сроки или посредством судебного разбирательства о восстановлении срока для принятия наследства), принятое наследство всегда будет принадлежать наследнику, что называется "задним числом", т.е. с момента открытия наследства. Правовая неопределенность принадлежности наследственного имущества конкретным субъектам в конечном счете должна быть устранена <1>. Причем нужно отдельно отметить, что представленная норма нашего гражданского законодательства является нормой абсолютной, так как она не знает каких-либо исключений в этом вопросе. Кстати сказать, тот же Г.Ф. Шершеневич по этому поводу писал, что состоявшееся принятие, когда бы оно ни последовало, вскоре по открытии наследства или спустя значительное время, посредством фикции относится к моменту открытия наследства, потому что юридическая личность наследства создана была в интересах только самих наследников <2>.
--------------------------------
<1> См.: Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Наследственное право. Комментарий законодательства и практика его применения. М.: Статут, 2009. С. 113 - 115; Черемных Г.Г. Наследственное право России: Учебник для магистров. М.: Юрайт, 2013. С. 254 - 256.
<2> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 512.

Итак, еще раз подчеркнем, что п. 4 ст. 1152 ГК РФ прямо и недвусмысленно устанавливает, что право собственности на предметы, входящие в состав наследственной массы, возникает у наследника всегда и без каких бы то ни было исключений со дня открытия наследства (смерти человека) независимо от государственной регистрации права такого наследника на наследственное имущество. Технически это будет выглядеть приблизительно следующим образом. Допустим, умирает человек. После него открывается наследство. Спустя какое-то время его наследник (неважно, по закону или по завещанию) принимает наследство. Еще спустя какое-то время такой наследник получает у нотариуса свидетельство о праве на наследственное имущество. С этим свидетельством наследник обращается в орган по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. И спустя еще определенный отрезок времени наконец-то получает долгожданный документ - свидетельство о государственной регистрации права собственности, которое выдается, естественно, на основании произведенной государственной регистрации. Данный абстрактный пример с наглядностью показывает, что с момента смерти человека и до момента переоформления наследниками всех необходимых документов может пройти достаточно длительный срок (на практике этот процесс может длиться годами). Однако ст. 1152 ГК РФ все расставляет на свои места. Право собственности у наследника возникает с момента открытия наследства. Последующая государственная регистрация, как уже не раз указывалось выше, будет носить не правопорождающий, а правоподтверждающий характер. Наследник в принципе вообще может не обращаться за государственной регистрацией, однако он тем не менее в силу прямого указания закона приобретет полноценное право собственности на все движимые и недвижимые вещи, входящие в состав наследства.
В связи со всем сказанным хотелось бы обратиться к весьма наглядному в этом вопросе судебному делу, рассмотренному ВС РФ, в котором юридическое содержание ст. 1152 ГК РФ получило следующее практическое воплощение.
Б. обратилась в суд с иском к И., выступающей в интересах несовершеннолетнего Р., о признании права собственности на 1/3 долю квартиры, ссылаясь на следующее. 25 декабря 2006 г. умерла ее дочь Е., которой на праве собственности по решению Хорошевского районного суда г. Москвы от 20 августа 2003 г. принадлежала 1/3 доля в квартире после смерти отца В. В установленный законом срок она обратилась к нотариусу для оформления наследства, но получила отказ, так как право собственности на квартиру за дочерью не было зарегистрировано. Б. просит признать за ней право собственности на 1/3 долю квартиры после смерти дочери в порядке наследования по закону.
Решением Хорошевского районного суда г. Москвы от 22 апреля 2008 г. в удовлетворении иска отказано.
Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда 3 июля 2008 г. указанное решение суда оставила без изменения.
В надзорной жалобе Б. просила об отмене в порядке надзора судебных постановлений.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 13 января 2009 г. жалобу удовлетворила по следующим основаниям.
Из материалов данного дела видно и судом установлено, что решением Хорошевского районного суда г. Москвы от 20 августа 2003 г., вступившим в законную силу 1 сентября 2003 г., Е. восстановлен срок для принятия наследства после смерти ее отца В., умершего 2 июня 2002 г., признано недействительным свидетельство о праве на наследство по закону на имя Р., за Е. было признано право собственности на 1/3 долю квартиры, а за Р. право собственности на 2/3 доли квартиры.
Решение суда от 20 августа 2003 г. в Федеральной регистрационной службе г. Москвы не регистрировалось и для регистрации не поступало.
25 декабря 2006 г. Е. умерла. Наследником первой очереди по закону после ее смерти является ее мать Б., которая 31 мая 2007 г. обратилась с заявлением к нотариусу о принятии наследства, но получила отказ, так как право собственности на квартиру за дочерью не было зарегистрировано.
Отказывая Б. в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что на момент смерти Е. имущество в виде 1/3 доли спорной квартиры за ней не было зарегистрировано в установленном законом порядке, в связи с чем эта доля не может быть включена в наследственную массу после смерти Е., поскольку данное имущество на момент смерти ей не принадлежало.
В подтверждение своего вывода суд сослался на положения ст. 131 ГК РФ, согласно которой право собственности на недвижимые вещи подлежит государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним; ст. 1112 ГК РФ, раскрывающую содержание понятия "наследство", и ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", в соответствии с которой государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.
Суд кассационной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.
Между тем данные выводы суда основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.
Как установлено в ст. 1112 ГК РФ, в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.
В силу ч. 4 ст. 1152 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.
Таким образом, положения о том, что принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства, а получение свидетельства о праве на наследство является правом, а не обязанностью наследника, действуют и в отношении недвижимого имущества и являются исключением из общего правила, определяющего возникновение права на недвижимое имущество с момента государственной регистрации.
Отсутствие предусмотренной ст. 131 ГК РФ обязательной регистрации прав на недвижимое имущество, перешедшее по наследству, ограничивает возможности распоряжаться этим имуществом (продавать, дарить и др.), но никак не влияет согласно названным выше требованиям закона на факт принадлежности этого имущества на праве собственности лицу, получившему его в порядке наследования.
В соответствии со ст. 28 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат регистрации на общих основаниях. Момент возникновения права определяется решением суда. Регистратор права на недвижимое имущество не вправе отказать в государственной регистрации права, установленного вступившим в силу решением суда.
Как следует из материалов дела, право собственности у Е. на 1/3 долю квартиры возникло на основании решения суда, в связи с чем данное недвижимое имущество подлежало включению в наследственную массу в соответствии со ст. 1112 ГК РФ.
То обстоятельство, что регистрация права собственности произведена не была, не является с учетом указанных выше требований закона основанием для отказа в удовлетворении иска и не может рассматриваться как основание для исключения доли спорной квартиры из состава наследственного имущества.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Хорошевского районного суда г. Москвы и Определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда отменила и дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции <1>.
--------------------------------
<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 13 января 2009 г. N 5-В08-148 // Бюллетень ВС РФ. 2009. N 10.

В последующем ВС РФ в рамках принимаемых им постановлений Пленума не раз обращался к анализу указанной юридической ситуации. Например, в п. 11 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" <1> отмечается следующее: "Наследник или вновь возникшее юридическое лицо вправе обращаться с заявлением о государственной регистрации перехода права собственности в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, после принятия наследства или завершения реорганизации. В этом случае, если право собственности правопредшественника не было зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, правоустанавливающими являются документы, подтверждающие основание для перехода права в порядке правопреемства, а также документы правопредшественника, свидетельствующие о приобретении им права собственности на недвижимое имущество".
--------------------------------
<1> Российская газета. 2010. 21 мая.

Можно сослаться и на другой документ. В п. 96 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" <1> - одном из ключевых юридических документов в области наследственного права - даются следующие указания: "При рассмотрении заявлений об отказе в выдаче свидетельства о праве на наследство надлежит учитывать, что не допускается отказ в выдаче свидетельства о праве на наследство в случае смерти наследодателя, получившего свидетельство о праве на наследственное имущество, подлежащее государственной регистрации, до регистрации его права в установленном порядке".
--------------------------------
<1> Бюллетень ВС РФ. 2012. N 7.

И еще один вопрос принципиального характера. Он связан со способами принятия наследства. Традиционно нормы гражданского законодательства выделяют два способа, посредством которых наследник может принять причитающееся ему наследство - юридический и фактический способ. Относительно юридического способа принятия п. 1 ст. 1153 ГК РФ устанавливает, что принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство. Причем такое заявление должно быть подано нотариусу (должностному лицу) со стороны наследника в течение сроков принятия наследства, установленных ст. 1154 ГК РФ <1>.
--------------------------------
<1> По общему правилу такой срок составляет шесть месяцев со дня открытия наследства.

Однако очевидным остается то обстоятельство, что юридическое принятие наследства, да еще и в установленные законом сроки - явление в нашей стране, увы, не весьма распространенное. Именно поэтому п. 2 ст. 1153 ГК РФ дает регламентацию вопросов фактического принятия наследства. Данная правовая норма устанавливает следующее правило.
Признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник:
- вступил во владение или в управление наследственным имуществом;
- принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;
- произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества;
- оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.
Достаточно подробные комментарии к указанным предписаниям содержатся в настоящее время в п. 36 упоминавшегося выше "наследственного" Постановления Пленума ВС РФ. В рамках данного пункта отмечается следующее:
"Под совершением наследником действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, следует понимать совершение предусмотренных п. 2 ст. 1153 ГК РФ действий, а также иных действий по управлению, распоряжению и пользованию наследственным имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, в которых проявляется отношение наследника к наследству как к собственному имуществу.
В качестве таких действий, в частности, могут выступать: вселение наследника в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или проживание в нем на день открытия наследства (в том числе без регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания), обработка наследником земельного участка, подача в суд заявления о защите своих наследственных прав, обращение с требованием о проведении описи наследственного имущества наследодателя, осуществление оплаты коммунальных услуг, страховых платежей, возмещение за счет наследственного имущества расходов, предусмотренных ст. 1174 ГК РФ, иные действия по владению, пользованию и распоряжению наследственным имуществом. Указанные действия должны быть совершены в течение срока принятия наследства, установленного ст. 1154 ГК РФ.
В целях подтверждения фактического принятия наследства наследником могут быть представлены, в частности, справка о проживании совместно с наследодателем, квитанция об уплате налога, о внесении платы за жилое помещение и коммунальные услуги, сберегательная книжка на имя наследодателя, паспорт транспортного средства, принадлежавшего наследодателю, договор подряда на проведение ремонтных работ и др.
При отсутствии у наследника возможности представить документы, содержащие сведения об обстоятельствах, на которые он ссылается как на обоснование своих требований, судом может быть установлен факт принятия наследства, а при наличии спора соответствующее требование рассматривается в порядке искового производства".
Теперь еще раз хотелось бы возвратиться к проблематике соотношения права собственности на жилые помещения и договора социального найма. Выше показывалось, что единственным юридическим основанием, дающим право на занятие жилого помещения по договору социального найма, является ордер на данное жилое помещение или, как он теперь абстрактно называется, решение компетентного государственного (муниципального) органа о предоставлении жилья. На основании выданного ордера с нанимателем должен быть заключен договор социального найма в письменной форме. Собственники жилья с этих позиций находятся в более выгодном юридическом положении. Российское гражданское законодательство предусматривает самые разнообразные основания приобретения права собственности на жилые помещения. Такие основания могут носить как безвозмездный (приватизация, наследование, дарение, приобретательная давность <1>), так и возмездный характер (купля-продажа, мена, рента, участие в долевом строительстве, членство в жилищно-строительных кооперативах и др.). Иными словами, с юридической точки зрения (но никак не с экономической) собственником жилого помещения стать намного проще, чем социальным нанимателем; нормы гражданского законодательства весьма способствуют этому явлению.
--------------------------------
<1> Хотя с учетом разъяснений, данных высшими судебными инстанциями, стать собственником вещи (в том числе и жилого помещения) в порядке приобретательной давности весьма и весьма непросто. Подробнее см.: п. 15 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав". Особого внимания заслуживает следующая мысль в данном пункте: "Давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности".

Однако данное правовое благо имеет и свою "темную сторону". Выше уже отмечался тот фактор, что социальный наниматель находится в более защищенном правовом положении. Ведь если наниматель правомерным образом проживает в предоставленном ему жилом помещении (т.е. использует данное жилое помещение по назначению, не нарушает прав и законных интересов соседей и др.), то такого нанимателя можно выселить из указанного жилого помещения только по единственному юридическому основанию - посредством признания выданного ему ордера недействительным. Если же обратиться к современной судебной практике, то можно увидеть, что споры подобного рода в настоящее время встречаются крайне редко. Возможно, именно поэтому в современном ЖК РФ вообще отсутствуют прямые нормы, регулирующие вопросы признания ордеров недействительными <1>. Условно можно сказать, что социальный наниматель имеет полное правовое основание проживать в занимаемом им жилом помещении спокойно и беззаботно.
--------------------------------
<1> В прежнем жилищном законодательстве эти вопросы регулировались весьма подробно. См.: ст. 48 ЖК РСФСР, а также п. 7 Постановления Пленума ВС РСФСР от 26 декабря 1984 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РСФСР".

Совсем иная картина вещей складывается применительно к отношениям собственности. Ведь отечественное гражданское законодательство знает не только достаточно много правовых оснований приобретения права собственности на жилые помещения, но и не меньшее количество юридических оснований признания сделок, в силу которых лица указанное право собственности приобретают, недействительными. Современной судебной практике известны многочисленные случаи, когда лицо приобретает на первый взгляд безупречное право собственности на жилое помещение, регистрирует это право в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество, получает в приобретенном им жилье регистрацию по месту жительства, однако затем появляется некое заинтересованное лицо (как правило это будет лицо, считающее именно себя реальным собственником), которое начнет оспаривать совершенные сделки и (или) требовать возврата жилого помещения из чужого незаконного владения в порядке виндикационного иска. И практика современного гражданского оборота устроена таким образом, что даже если сделку по приобретению жилого помещения в собственность будет анализировать и контролировать высококвалифицированный специалист по сделкам с недвижимостью, даже если в результате такого анализа будет изучен большой объем всевозможных юридических документов, показывающих "правовую историю" приобретаемого жилья, все это, увы, не будет гарантировать на сто процентов, что приобретаемый объект недвижимости освобожден от всевозможных юридических пороков, которые в будущем, возможно, начнут разрушать приобретенное право собственности. Абсолютно любая сделка по приобретению жилого помещения сопряжена с огромным количеством так называемых "подводных камней". Как это ни грустно звучит, но собственник жилого помещения, в отличие от социального нанимателя, по крайне мере потенциально практически всегда находится в неком подвешенном состоянии.
Без сомнения, подробный анализ всевозможных гражданско-правовых и жилищно-правовых ситуаций, в результате которых приобретенное жилое помещение может быть изъято у его собственника, является предметом самостоятельного, причем весьма объемного и всестороннего научного исследования <1>. Такой анализ не входит в предмет исследования настоящей работы. Здесь же будет представлен небольшой ряд судебных дел, рассмотренных ВС РФ, из которых будет хорошо видно, в каком тупиковом положении может оказаться собственник жилого помещения.
--------------------------------
<1> См., например: Гражданско-правовые способы защиты права собственности на недвижимость: Науч.-практ. пособ. по применению гражданского законодательства / Под общ. ред. В.Н. Соловьева; науч. ред. С.В. Потапенко. М.: Юрайт, 2011.

Д. обратился в суд с иском к Е., К., Б., Управлению федеральной регистрационной службы по Омской области об истребовании квартиры из чужого незаконного владения, ссылаясь на следующее. На основании договора купли-продажи от 5 сентября 2005 г. он являлся ее собственником. В отсутствие его согласия 9 февраля 2006 г. на основании поддельных документов указанная квартира была продана Б., который, в свою очередь, 22 марта 2006 г. продал это имущество К. Последним приобретателем названной квартиры по сделке, заключенной 1 июня 2006 г. с К., является Е.
Решением Кировского районного суда г. Омска 23 октября 2007 г. квартира была истребована из незаконного владения Е. и возвращена Д. Записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации за Е. права собственности на квартиру и свидетельства, подтверждающего это право, признаны недействительными.
Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда решение суда первой инстанции оставила без изменения.
Президиум Омского областного суда решение районного суда и определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда отменил, по делу вынес новое судебное постановление, которым в удовлетворении исковых требований Д. отказал.
В надзорной жалобе Д. просил об отмене постановления президиума Омского областного суда и оставлении в силе решения Кировского районного суда г. Омска о определения судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 25 ноября 2008 г. надзорную жалобу удовлетворила, указав следующее.
Судом установлено и подтверждается материалами дела, что 5 сентября 2005 г. Д. приобрел в собственность квартиру, после чего предоставил ее для временного проживания за плату ранее незнакомому лицу, которое, как выяснилось впоследствии, в отношениях с Д. действовало под чужим именем. Полученная таким образом для временного проживания квартира с использованием поддельной доверенности, выполненной от имени Д., 9 февраля 2006 г. была продана гражданину Б. При этом лицом, представлявшим интересы Д. в указанной сделке, указан А., чья смерть наступила еще 4 октября 2004 г. В дальнейшем по поводу данной квартиры заключались сделки купли-продажи: 22 марта 2006 г. между Б. и К., 1 июня 2006 г. между К. и Е. Приобретший последним квартиру Е. зарегистрировал за собой право на недвижимое имущество в Главном управлении Федеральной регистрационной службы по Омской области.
Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что указанная квартира выбыла из владения Д. помимо его воли, и с учетом этого обстоятельства со ссылкой на положения ст. 302 ГК РФ принял решение об истребовании данного недвижимого имущества от Е.
С выводом суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда.
Президиум Омского областного суда, отменяя решение суда первой и кассационной инстанций и принимая по делу новое судебное постановление об отказе в удовлетворении исковых требований, пришел к выводу о том, что недвижимое имущество выбыло из владения Д. по воле самого истца, передавшего принадлежащую ему квартиру нанимателю Т. [мошеннику], действовавшему под чужим именем, поэтому предусмотренные ст. 302 ГК РФ основания для истребования указанной квартиры от добросовестного приобретателя Е. отсутствуют. При этом суд надзорной инстанции сослался на обстоятельства, свидетельствующие о неосмотрительности Д. при осуществлении правомочий собственника в отношении принадлежавшей ему квартиры, в частности на передачу ключей от квартиры и предоставление доступа в нее постороннему лицу; незаключение в письменной форме договора найма, а также на отсутствие со стороны Д. в течение длительного периода времени контроля за пользованием посторонним лицом жилым помещением и его эксплуатацией.
Выводы суда надзорной инстанции ошибочны.
В силу п. 1 ст. 302 ГК РФ если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.
Судом первой инстанции установлено, что первоначальная сделка по купле-продаже спорной квартиры от 9 февраля 2006 г., заключенная между Т., действовавшим от имени истца на основании доверенности, удостоверенной нотариусом, и Б., была совершена по поддельным документам.
В соответствии с актом о смерти от 5 октября 2004 г. А. умер 4 октября 2004 г., т.е. до совершения указанной сделки. На запрос суда нотариус дал ответ, что доверенности от имени Д. им не удостоверялись, а под указанными в названных доверенностях реестровыми номерами проведены другие нотариальные действия. По заключению судебно-почерковедческой экспертизы подписи в доверенностях о наделении полномочиями собрать необходимые документы для оформления договора купли-продажи спорной квартиры и о наделении полномочиями продать вышеназванную квартиру от имени Д. выполнены не им, а другим лицом. По факту незаконной продажи квартиры возбуждено уголовное дело.
Обстоятельства оформления сделки со спорной квартирой не самим Д., а от его имени по подложным документам, а также последующее возбуждение в связи с этим уголовного дела дают достаточные основания полагать, что указанная квартира выбыла из владения Д. помимо его воли; к этому выводу пришли суды первой и кассационной инстанций. Каких-либо доказательств, свидетельствующих о наличии воли Д. на отчуждение спорной квартиры, в материалах дела не имеется. Таким образом, спорная квартира выбыла из владения Д. помимо его воли, в связи с чем заявленные истцом требования подлежали удовлетворению на основании положения ст. 302 ГК РФ.
Отменяя судебные постановления судов первой и кассационной инстанций и вынося по делу новое судебное постановление об отказе в удовлетворении исковых требований, президиум Омского областного суда не учел, что передача квартиры в пользование по договору найма по своим правовым последствиям отлична от передачи ее по договору купли-продажи, т.е. в собственность. Вопрос о наличии у истца надлежащей осмотрительности при передаче квартиры третьим лицам по договору найма не является юридически значимым обстоятельством при разрешении настоящего дела. Таким образом, постановление президиума Омского областного суда незаконно, принято с существенными нарушениями норм материального права.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ постановление президиума Омского областного суда отменила, решение Кировского районного суда г. Омска и определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда оставила в силе <1>.
--------------------------------
<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 25 ноября 2008 г. N 50-В08-4 // Бюллетень ВС РФ. 2009. N 10.

Итак, представленное судебное дело в достаточно наглядной форме показало, что у конечного приобретателя жилого помещения (гражданина Е.) это жилое помещение было изъято (причем изъято, естественно, безвозмездно) в пользу первоначального обманутого собственника (гражданина Д.). Изъято окончательно и бесповоротно. И это при том, что конечный приобретатель жилья являлся, судя по фактическим обстоятельствам представленного дела, приобретателем добросовестным, так как он не знал и не должен был знать, что приобретает жилое помещение у неуправомоченного отчуждателя.
Какие возможны выходы из этой ситуации? Теоретически такой приобретатель сможет обратиться с иском в суд к своей стороне по сделке (т.е. продавцу) о полном возмещении убытков в размере стоимости утраченной квартиры. Ведь ст. 461 ГК РФ прямо указывает, что при изъятии товара у покупателя третьими лицами по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи, продавец обязан возместить покупателю понесенные им убытки, если не докажет, что покупатель знал или должен был знать о наличии этих оснований. Однако это только теоретически. В реальной жизни покупатель (добросовестный приобретатель) при исполнении судебного решения скорее всего столкнется с тем, что у ответчика-должника либо вовсе не будет, либо будет, но крайне недостаточно необходимого ликвидного имущества, которое сможет стать объектом судебного взыскания <1>.
--------------------------------
<1> Весьма интересное, но крайне тяжелое для восприятия судебное дело о привлечении нотариуса к гражданско-правовой ответственности, участвовавшего в совершении сделки по приобретению жилого помещения, которое в последующем было изъято у конечного и добросовестного приобретателя содержится в Обзоре судебной практики ВС РФ за второй квартал 2012 г. (Бюллетень ВС РФ. 2013. N 1).

И еще один момент содержательного характера. Конечно, сложно спорить с ВС РФ и уж тем более как-то критически оценивать его решения. Ведь это ВС РФ! Однако мы позволим себе высказать свое принципиальное несогласие с тем правовым подходом, который был применен в рассматриваемом судебном деле. Напомним, что конструкция виндикационного иска в российском правопорядке смоделирована таким образом, что, если имущество выбывает из обладания перво
Безымянная страница
Статьи и комментарии:
- Юридический справочник: долевая собственность
- Комментарий к ФЗ от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов
- О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую
- Актуальные проблемы теории земельного права России: монография
- Жилищно-коммунальное хозяйство: 10 важных тем
- Строительство
- Самовольная постройка: исследование законодательства и практики Верховного Суда РФ: практическое пособие для судей
- Все об аренде: недвижимость, транспорт и другое имуществои
- Комментарий к Федеральному закону от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ О государственной регистрации недвижимости
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Покупка квартиры в России: техника подбора, юридической проверки и проведения сделки: Монография"
- Недвижимое имущество: понятие и отдельные виды: Учебное пособие
- Индустрия гостеприимства в России
- Жилищный кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий. Путеводитель по судебной практике
- Комментарий к Федеральному закону от 3 июля 2016 г. N 237-ФЗ "О государственной кадастровой оценке"
- Собственник и социальный наниматель жилого помещения: сравнительный анализ гражданского и жилищно-правового статуса
- Как купить жилье: советы юриста
- Управляйте домом правильно: что нужно знать собственнику жилья
- Жилищные споры. Путеводитель по законодательству и судебной практике: Научно-практическое пособие
- Земельный участок и постройки: особенности владения, пользования и распоряжения
- Комментарий к новому закону "О государственном кадастре недвижимости".
- Недвижимое имущество: государственная регистрация и проблемы правового регулирования.
- Справочник собственника и арендатора.
- Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)"
- Аренда недвижимости: "ассорти" вопросов
- Правовой режим недвижимого имущества
- Имущественный налоговый вычет.
- Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)"
- Аренда недвижимости: "ассорти" вопросов
- Правовой режим недвижимого имущества
- Вы покупаете квартиру. Все вопросы: от проекта до оформления прав собственности (2009г.)
- Капитальный ремонт, реконструкция, переустройство и перепланировка объектов недвижимости: юридические аспекты

Политика конфиденциальности
Copyright 2008 - 2018 гг. Help-Realty.RU. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!