I. Категория первая (супруги, дети, родители)

Супруги. Первое принципиальное пояснение, которое хотелось бы сделать, заключается в том, что под супругами в контексте российского жилищного законодательства понимаются исключительно лица, чей брак зарегистрирован в официальном порядке. Если лица будут совместно проживать без регистрации брака (фактический брак), такие лица с позиций состава членов семьи нанимателя будут относиться к третьей вышеобозначенной категории (т.е. категории иных лиц).
Для того чтобы супруг смог стать членом семьи основного нанимателя и приобрести соответствующий жилищно-правовой статус, необходимо выполнить всего лишь два условия. Во-первых, такой супруг должен фактически вселиться в жилое помещение. Несмотря на то что данное требование в ЖК РФ прямо не установлено, оно в настоящее время считается однозначно подразумеваемым. К примеру, в Обзоре законодательства и судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2005 г. <1> (ответ на вопрос N 42) прямо указывается, что фактическое вселение в жилое помещение является обязательным условием приобретения права на жилое помещение. Если супруг фактически в жилое помещение не заселится, членом семьи нанимателя он не станет. Во-вторых, супруг должен фактически проживать в таком жилом помещении и рассматривать его в качестве своего основного места жительства. Если супруг в данном жилом помещении фактически проживать не будет, по иску заинтересованных лиц указанного супруга можно будет признать утратившим право на жилое помещение.
--------------------------------
<1> Бюллетень ВС РФ. 2006. N 5.

Отдельно и весьма подробно хотелось бы остановиться на вопросе о том, должен ли супруг для приобретения статуса члена семьи нанимателя иметь в обязательном порядке регистрацию по месту жительства в занимаемом им жилом помещении. К примеру, супруг фактически заселяется в некое жилое помещение и проживает в нем. Однако официальной регистрации в этом жилом помещении он не имеет. В связи с этим возникают вполне резонные вопросы: стал ли такой супруг полноценным членом семьи нанимателя жилого помещения, приобрел ли он на это жилое помещение какие-либо права?
Если встать на ту точку зрения, что для приобретения такого статуса достаточно только фактически заселиться в жилое помещение и проживать в нем, то необходимо прийти к неизбежному выводу, что вселенный супруг автоматически становится членом семьи основного нанимателя и, что весьма принципиально в этом вопросе, приобретает вполне конкретный и определенный спектр прав и обязанностей на данное жилое помещение. Если же встать на ту точку зрения, что для приобретения соответствующего статуса супруг должен иметь в обязательном порядке еще и регистрацию в жилом помещении, то простого фактического вселения в жилое помещение будет недостаточно. В этой ситуации фактически проживающий супруг будет обыкновенным временным жильцом, не приобретающим никаких самостоятельных прав на жилое помещение.
Для того чтобы дать однозначный ответ на этот весьма важный (можно даже сказать - принципиальный) вопрос, необходимо понять, в чем заключается юридический смысл регистрации по месту жительства, зачем она нужна и, самое главное, какое влияние оказывает наличие или отсутствие регистрации по месту жительства на возникновение и существование жилищных правоотношений.
Начать необходимо с того, что юридический институт регистрации (как по месту жительства, так и по месту пребывания) появился только в современном российском правопорядке. В советские времена место института регистрации занимал другой правовой институт - институт прописки. То есть если сейчас все граждане России должны быть где-то зарегистрированы, то во времена Советского Союза все люди были где-то прописаны. Но что означал и в чем выражался смысл института прописки, если взглянуть на него исключительно с жилищно-правовых позиций? Ответ на этот вопрос весьма прост. Человек приобретал полный комплекс жилищных прав и обязанностей именно на то жилое помещение, где этот человек был официально прописан (именно данный фактор объясняет то жизненное обстоятельство, с каким вожделением некоторые люди в советские времена пытались во что бы то ни стало прописаться на той или иной жилплощади). Если человек проживал в некоем жилом помещении без прописки (т.е. проживал, если так можно выразиться, фактически), то, сколько бы времени он в нем ни прожил, никаких прав по общему правилу такой человек на это жилое помещение не приобретал (этим объясняется другой срез советской действительности - боязнь прописывать в квартиру новых членов семьи). Ввиду того что такой юридический подход существовал в нашей стране достаточно долгий период времени и, без преувеличения, вошел в генетику практически всех советских людей, именно данный подход превалирует в сознании большинства уже российских граждан и в настоящее время. И суть его сводится к тому, что человек приобретает права на жилое помещение только в том случае, если этот человек в данном жилом помещении зарегистрирован (причем речь в данной ситуации идет непременно о регистрации по месту жительства, а не по месту пребывания). Если у человека регистрации в жилом помещении нет, то он в этом помещении проживает, как говорят в народе, на "птичьих правах". Однако верен ли такой юридический подход в современных российских условиях, будет показано чуть ниже.
Пока же хотелось бы отметить то важное обстоятельство, что замена института прописки институтом регистрации произошла не на пустом месте. История эта началась в 1991 г., когда институт прописки был официально признан неконституционным. И этому эпохальному событию предшествовало следующее положение вещей. Дело в том, что прописка, будучи сугубо административно-правовым институтом, оказывала прямое воздействие на достаточно широкий круг общественных отношений, регулируемых многими отраслями советского законодательства. С административно-правовой точки зрения прописка означала, что ее осуществление производилось в разрешительном порядке, так как проведение процедуры прописки ставилось во многом в зависимость от субъективного усмотрения чиновников на местах. С позиций трудового права прописка весьма существенно ограничивала трудовые права граждан, потому что на территории СССР существовало достаточно много городов, на предприятиях которых могли работать исключительно граждане, прописанные в данных городах (Москва, Ленинград, Киев и др.). С гражданско-правовых позиций прописка ограничивала возможности совершения ряда сделок с объектами недвижимого имущества <1>, так как ряд нормативных актов напрямую устанавливал необходимость лица иметь прописку в том населенном пункте, где находился соответствующий объект недвижимости, в отношении которого совершалась сделка. Наконец, с точки зрения жилищного права прописка выполняла правопорождающую функцию, потому что именно наличие прописки ставилось в качестве обязательного условия приобретения лицом прав на конкретное жилое помещение, занимаемое по договору найма.
--------------------------------
<1> С формальной точки зрения деление имущества на движимое и недвижимое в советском праве отсутствовало. Еще в примечании к ст. 21 ГК РСФСР 1922 г. устанавливалось, что "с отменой частной собственности на землю деление имущества на движимое и недвижимое упразднено" (цит. по: Новицкая Т.Е. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года. М.: Зерцало-М, 2002. С. 116). См. также: Советское гражданское право / Отв. ред. В.А. Рясенцев. М.: Юрид. лит., 1965. Т. 1. С. 165 - 166.

Так вот, Заключением Комитета конституционного надзора СССР от 11 октября 1991 г. N 26 "О разрешительном порядке прописки граждан" судьба прописки в нашей стране была предрешена. В рамках данного документа указывалось, в частности, следующее: "Положения о прописке, содержащиеся в действующих до настоящего времени Положении о паспортной системе в СССР (утверждено Постановлением Совета Министров СССР от 28 августа 1974 г. N 677), Постановлении Совета Министров СССР от 28 августа 1974 г. N 678 "О некоторых правилах прописки граждан", Положении о прописке и выписке населения в городе Москве (утверждено Постановлением Совета Министров СССР от 25 июня 1964 г. N 585), постановлениях Совета Министров СССР об ограничении прописки граждан в Ленинграде, Киеве, Сочи, городах Кавказских Минеральных Вод и других местностях, а также изданных на основе решений Правительства СССР ведомственных актах и актах местных органов власти и управления, возлагают на каждого гражданина обязанность получать от административных органов разрешение на проживание или нахождение в избранном им месте, предусматривают тем самым всеобщий административный контроль за передвижением граждан внутри страны и устанавливают ответственность за неисполнение соответствующих положений. При этом возможность получения гражданином такого разрешения в виде прописки поставлена в зависимость от наличия различного рода условий и усмотрения административных органов, осуществляющих прописку.
С принятием и введением в действие Декларации прав и свобод человека отпали правовые основания для оставления в силе постановлений Совета Министров СССР и других подзаконных актов, предусматривающих разрешительную систему прописки на всей территории страны.
Статья 21 Декларации закрепляет право каждого человека на свободное передвижение внутри страны, выбор местожительства и местопребывания. Декларация, равно как и международно-правовые акты (статья 13 Всеобщей декларации прав человека и статья 12 Международного пакта о гражданских и политических правах), не допускает ограничения данного права правительственными и ведомственными регламентами. Более того, отсутствуют правовые основания для установления подзаконными актами ограничений свободы передвижения для всех граждан и на всей территории страны.
Разрешительная система прописки, необоснованно ограничивая свободу передвижения граждан, препятствует осуществлению гражданами также и других прав и свобод.
В зависимости от наличия прописки поставлено трудоустройство граждан. Установлена ответственность должностных лиц за прием на работу граждан, проживающих без прописки (пункт 36 Положения о паспортной системе в СССР). Пунктом 2 Постановления Совета Министров СССР от 25 июня 1964 г. N 585 установлен прямой запрет принимать на работу в г. Москве граждан, проживающих в других местностях. Эти и другие аналогичные правила противоречат статье 40 Конституции СССР, устанавливающий право граждан на выбор профессии, рода занятий и работы, статье 23 Декларации прав и свобод человека, провозглашающей право каждого человека на свободный выбор работы.
Правила о прописке противоречат положениям статьи 11 Конституции СССР, статьи 24 Декларации прав и свобод человека, статьи 7 Закона СССР "О собственности в СССР" и аналогичных статей законов республик о собственности, закрепляющих право граждан владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, находящимся в их собственности, по своему усмотрению. Продажа, дарение гражданином принадлежащих ему жилых домов и квартир, дач, гаражей, сдача их в аренду, совершение с ними других сделок для многих местностей обусловлены в настоящее время тем, имеет ли приобретатель или наниматель право на прописку в данном населенном пункте. Необоснованно препятствуя развитию рынка жилья, правила о прописке препятствуют также свободному предпринимательству, свободному движению денег, товаров, услуг".
В связи с этим Комитет конституционного надзора СССР пришел к следующему заключению: "Положения о прописке в части, обязывающей граждан получать разрешение административных органов на проживание, устройство на работу и учебу, приобретение в собственность жилых домов, квартир, дач, гаражей, а также устанавливающей ответственность за нарушение этих обязанностей, не соответствуют Конституции СССР, Декларации прав и свобод человека и международным актам о правах человека" <1>.
--------------------------------
<1> Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. N 46. Ст. 1307.

Как уже указывалось выше, на смену институту прописки пришел институт регистрации. Регистрация по месту жительства и по месту пребывания была введена на основании Закона РФ от 25 июня 1993 г. N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" <1>. Во исполнение данного Закона были приняты такие подзаконные акты, как Постановление Правительства РФ от 17 июля 1995 г. N 713 "Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию" <2> и Приказ МВД России от 23 октября 1995 г. N 393 "Об утверждении Инструкции о применении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации" <3> (в настоящее время утратил силу) <4>.
--------------------------------
<1> Российская газета. 1993. 10 авг.
<2> СЗ РФ. 1995. N 30. Ст. 2939.
<3> Российские вести. 1995. N 233.
<4> В настоящее время действует Административный регламент предоставления Федеральной миграционной службой государственной услуги по регистрационному учету граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утв. Приказом Федеральной миграционной службы от 11 сентября 2012 г. N 288.

Если говорить кратко, то в современных российских условиях регистрация характеризуется следующими юридическими чертами. Сама регистрация производится в уведомительном, а не в разрешительном порядке. Человек, обращаясь за регистрацией к компетентному государственному органу, теперь просто уведомляет государство о своем новом местожительстве (местопребывании), а не испрашивает на это соответствующее разрешение. С гражданско-правовой точки зрения регистрация означает, что любой человек может свободно совершать любые не запрещенные законом гражданско-правовые сделки и принимать на себя соответствующие обязательства вне зависимости от его регистрации в том или ином населенном пункте. Политика трудового права в этом вопросе теперь достаточно четко представлена и определена в п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" <1>, где указывается, что "отказ работодателя в заключении трудового договора с лицом, являющимся гражданином Российской Федерации, по мотиву отсутствия у него регистрации по месту жительства, пребывания или по месту нахождения работодателя является незаконным, поскольку нарушает право граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, гарантированное Конституцией РФ (часть 1 статьи 27), Законом РФ от 25 июня 1993 г. N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", а также противоречит части второй статьи 64 Трудового кодекса РФ, запрещающей ограничивать права или устанавливать какие-либо преимущества при заключении трудового договора по указанному основанию".
--------------------------------
<1> Бюллетень ВС РФ. 2004. N 6.

Но какое влияние регистрация в жилом помещении (или ее отсутствие) оказывает на жилищные права и обязанности лиц? Для целей настоящей работы прямой ответ именно на этот вопрос является самым принципиальным. По сути, первым юридическим документом, в котором правовая природа регистрации рассматривалась уже сквозь призму жилищных правоотношений, являлось достаточно революционное для того периода времени Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности части первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой". Для того чтобы увидеть позицию Конституционного Суда РФ по этому вопросу, необходимо обратиться к краткому содержанию данного документа.
"Гражданка Л.Н. Ситалова в течение 5 лет находилась в фактических брачных отношениях с гражданином В.Н. Кадеркиным и проживала в его квартире, оставаясь прописанной в другом жилом помещении вместе с дочерью и зятем. После смерти родителей В.Н. Кадеркина она поставила вопрос о прописке в его квартире, на что согласия не получила.
Наримановский районный суд Астраханской области, куда обратилась заявительница, удовлетворил ее исковые требования. Судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда отменила решение районного суда и оставила иск без удовлетворения, ссылаясь на то, что вселение в жилое помещение было произведено в нарушение правил о прописке, предусмотренных ст. 54 ЖК РСФСР, и что заявительница не является членом семьи нанимателя этого жилого помещения.
Полагая, что тем самым нарушено ее конституционное право на жилище, гражданка Л.Н. Ситалова обратилась в Конституционный Суд РФ с жалобой о проверке конституционности части первой и второй статьи 54 ЖК РСФСР. По мнению заявительницы, судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда, применяя в ее деле части первую и вторую статьи 54 ЖК РСФСР, "под вселением в установленном порядке понимала вселение в жилое помещение с соблюдением положений о прописке". Данный Закон, как указывалось в жалобе, не соответствует Конституции РФ, а его применением затронуто конституционное право гражданки Л.Н. Ситаловой".
В рамках данного Постановления Конституционный Суд РФ отметил следующее.
"В жалобе поставлен вопрос о нарушении ст. 40 Конституции РФ, согласно которой каждый имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен жилища. Законодатель, осуществляя регулирование этого конституционного права, обязан следовать требованию ст. 55 Конституции РФ о недопустимости умаления законами прав и свобод человека и гражданина. Это имеет непосредственное отношение к установленному в Жилищном кодексе РСФСР порядку вселения в жилое помещение.
Положение части первой ст. 54 ЖК РСФСР о праве нанимателя на вселение других граждан в занимаемое им жилое помещение "в установленном порядке" носит бланкетный характер. Неопределенность его юридического содержания не позволяет ответить на вопрос, какой орган и каким актом должен установить этот порядок, и порождает произвольное понимание того, что он означает по своему существу.
Отсутствие указания на вид нормативного акта, который должен "устанавливать порядок" вселения в жилое помещение, позволяет законодательным и исполнительным органам государственной власти различных субъектов РФ устанавливать его по собственному усмотрению, что может привести к нарушению конституционного права граждан на жилище и произвольному лишению их жилища. Это не отвечает требованиям ст. 55 Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Судебное толкование ЖК РСФСР сложилось как признание того, что осуществление жилищных прав напрямую связано с пропиской, наличию или отсутствию которой придавалось правоустанавливающее значение. Так, в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 3 апреля 1987 г. N 2 "О практике применения судами жилищного законодательства" разъяснялось, что "под вселением в установленном порядке понимается, как правило, вселение в жилое помещение с соблюдением положений о прописке".
Из Конституции РФ и Закона РФ "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" следует, что регистрация, заменившая институт прописки, или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, в том числе права на жилище. Однако до настоящего времени "установленный порядок", определяющий процедуру вселения в жилое помещение, понимается в правоприменительной практике исключительно в смысле соблюдения положений о прописке, что имело место и при разрешении дела гражданки Л.Н. Ситаловой".
В качестве логического завершения Конституционный Суд РФ признал содержащееся в ч. 1 ст. 54 ЖК РСФСР положение об "установленном порядке" как процедуре вселения в жилое помещение при условии соблюдения режима прописки не соответствующим Конституции РФ <1>.
--------------------------------
<1> Вестник КС РФ. 1995. N 2 - 3.

В том же 1995 г. данная правовая позиция Конституционного Суда РФ попала и в поле зрения ВС РФ. В конце 1995 г. на свет появилось Постановление Пленума ВС РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах практики применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" <1>. В рамках данного документа ВС РФ был высказан следующий правовой подход.
--------------------------------
<1> Бюллетень ВС РФ. 1996. N 1.

"При рассмотрении дел, вытекающих из жилищных правоотношений, судам необходимо учитывать, что Конституция РФ предоставила каждому, кто законно находится на территории Российской Федерации, право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, а также гарантировала права на жилище.
Исходя из этих положений Конституции РФ следует иметь в виду, что отсутствие прописки либо регистрации, заменившей институт прописки, само по себе не может служить основанием для ограничения прав и свобод человека, включая и право на жилище. При рассмотрении дел, связанных с признанием права пользования жилым помещением, необходимо учитывать, что данные, свидетельствующие о наличии или отсутствии прописки (регистрации), являются лишь одним из доказательств того, состоялось ли между нанимателем (собственником) жилого помещения, членами его семьи соглашение о вселении лица в занимаемое ими жилое помещение и на каких условиях" (п. 13 Постановления N 8).
Теперь обратимся к конкретному судебному делу, рассмотренному ВС РФ. На примере этого дела будет хорошо видно, как отсутствие у мужа регистрации в жилом помещении жены повлияет на его права как члена семьи социального нанимателя.
Я. обратился в суд с иском к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы (далее - Департамент) о признании права пользования квартирой, обязании заключить договор социального найма жилого помещения, ссылаясь на следующее. Он являлся мужем нанимателя указанной квартиры Л., умершей 19 декабря 2006 г., зарегистрирован в другом жилом помещении (в квартире своей матери), однако с 12 апреля 1991 г. - момента заключения брака с Л. он вселился и проживал на жилой площади вместе с женой. После ее смерти он продолжает проживать в спорной квартире, там находятся его вещи, он оплачивает коммунальные и эксплуатационные расходы по данной жилой площади.
Департамент предъявил встречный иск об истребовании указанного жилого помещения из незаконного владения Я. и его выселении из квартиры, ссылаясь на то, что Я. не был в установленном порядке вселен в спорное жилое помещение, отсутствует согласие на его вселение нанимателя и наймодателя, оформленное надлежащим образом; жена истца по вопросу вселения его в спорную квартиру как члена семьи и внесении изменений в договор социального найма к наймодателю не обращалась. В связи с этим, по мнению Департамента, у Я. отсутствует право пользования названным жилым помещением и он подлежит выселению из квартиры.
Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 21 ноября 2007 г. в удовлетворении исковых требований Я. отказано, встречные исковые требования Департамента удовлетворены.
Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда от 18 марта 2008 г. решение суда первой инстанции оставила без изменения.
В надзорной жалобе Я. просил об отмене судебных постановлений в связи с существенным нарушением судами норм материального права. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 августа 2008 г. жалобу удовлетворила, указав следующее.
Судом установлено, что жилое помещение в виде двухкомнатной квартиры на основании решения жилищной комиссии предоставлено Л. по обменному ордеру в 1989 г.; 12 апреля 1991 г. Л. зарегистрировала брак с Я., детей от брака нет; 12 декабря 2006 г. Л. умерла. Кроме того, истец зарегистрирован в квартире, принадлежащей на праве собственности матери.
Отказывая в удовлетворении исковых требований и удовлетворяя встречный иск Департамента, суд исходил из того, что Я. не приобрел право пользования спорным жилым помещением, поскольку письменного согласия на его вселение в квартиру в качестве члена семьи и регистрацию наниматель жилого помещения Л. не давала, по вопросу вселения мужа в квартиру и внесения изменений в договор социального найма к наймодателю не обращалась.
При вынесении решения суд указал, что Я. обладает самостоятельным правом пользования жилым помещением по месту своей регистрации. С таким выводом согласилась судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда.
Между тем в силу ст. 54 ЖК РСФСР (действовавшего на момент возникновения правоотношения по делу) наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи. Граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.
Как указано в ст. 53 ЖК РСФСР, члены семьи нанимателя, проживающие совместно с ним, пользуются наравне с нанимателем всеми правами и несут все обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения. К членам семьи нанимателя относится и супруг нанимателя.
Исходя из смысла ст. ст. 53 и 54 ЖК РСФСР, обстоятельствами, имеющими существенное значение для правильного разрешения дела, являются: наличие согласия нанимателя на вселение супруга в занимаемое жилое помещение, фактическое вселение его в жилое помещение и проживание в данном жилом помещении в качестве члена семьи нанимателя.
Разрешая спор по существу, суд не принял во внимание то обстоятельство, что возникновение у Я. равного с нанимателем жилой площади права пользования жилым помещением было обусловлено его вселением в квартиру в качестве члена семьи нанимателя в связи с регистрацией брака с Л. в 1991 г. и фактическим проживанием в квартире длительный период времени, более 15 лет до момента смерти нанимателя в декабре 2006 г. Какого-либо письменного соглашения, ограничивающего права истца в отношении указанного жилого помещения, не заключалось.
Как видно из материалов дела, супруги Я. и Л., постоянно проживая в спорной квартире, вели общее хозяйство, оплачивали данное жилое помещение и коммунальные услуги из общего бюджета, что подтверждается показаниями свидетелей и иными доказательствами, собранными по делу.
Что касается отсутствия у истца регистрации по месту жительства в квартире, то Постановлением Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности части первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой" содержащееся в ч. 1 ст. 54 ЖК РСФСР положение "об установленном порядке" как процедуре вселения в жилое помещение при условии соблюдения режима прописки признано не соответствующим по содержанию ст. ст. 18, 19, 27, 40 и 55 Конституции Российской Федерации.
Вывод суда о том, что наличие у истца регистрации по месту жительства его матери является обстоятельством, имеющим существенное значение для дела, нельзя признать правильным.
Сам по себе факт регистрации Я. в квартире, принадлежащей на праве собственности его матери, не может служить основанием к отказу в иске о признании права на спорное жилое помещение, поскольку вселение Я. и его проживание в квартире, нанимателем которой являлась Л., было постоянным в качестве члена семьи нанимателя, а регистрация - это административный акт и не влечет за собой ограничение прав Я., включая его право на жилище.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Гагаринского районного суда г. Москвы и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда отменила; вынесла новое судебное постановление, которым исковые требования Я. удовлетворила: признала за ним право на спорное жилое помещение; в удовлетворении встречных исковых требований Департамента к Я. об истребовании жилого помещения из чужого незаконного владения, выселении отказала <1>.
--------------------------------
<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 26 августа 2008 г. N 5-В08-88 // Бюллетень ВС РФ. 2009. N 6.

Какие же общие выводы можно сделать, говоря о супруге как члене семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма? Для того чтобы супруг стал полноценным членом семьи нанимателя, такому супругу необходимо всего лишь фактически вселиться в жилое помещение (к своему супругу) и проживать в нем. Вне зависимости от наличия или отсутствия регистрации по месту жительства (месту пребывания), фактически вселенный супруг в силу прямого указания закона станет членом семьи нанимателя жилого помещения и приобретет в отношении его определенный набор прав и обязанностей.
Если же еще раз обратиться к юридическому институту регистрации в жилом помещении, то хотелось бы отметить то обстоятельство, что замена института прописки институтом регистрации в начале 90-х годов не являлась простой "сменой вывесок". Между данными правовыми конструкциями действительно существует огромнейшее различие. И в самом общем виде такое различие выражается в том, что регистрация по месту жительства (в отличие от прописки) не является в настоящее время правопорождающим юридическим фактом, с наличием которого связывается возникновение прав на конкретное жилое помещение. Регистрация (и по месту жительства, и по месту пребывания) выполняет исключительно информационно-учетный характер. Может быть, это будет звучать несколько тривиально, но регистрация в современных российских условиях просто отвечает на вопрос, где государству и другим участникам гражданского оборота можно найти человека (по какому адресу местожительства), если этот человек в силу тех или иных причин понадобится. Регистрация - это в первую очередь правовой институт административного, а не жилищного права.
И еще один частный момент. Ответим на вопрос: могут ли супруги заключить между собой соглашение о том, что вселяемый в жилое помещение супруг заселяется в это помещение не в качестве члена семьи нанимателя? Например, могут ли супруги заключить между собой брачный договор, в котором они прямо по взаимному соглашению установят, что вселяемый супруг поселяется в жилое помещение не в качестве члена семьи основного нанимателя, а в ином качестве (временного жильца, гостя, производного пользователя, срочного владельца и др.) и без приобретения самостоятельных прав на жилое помещение? На все эти вопросы необходимо дать отрицательные ответы. Ввиду того что ЖК РФ императивным образом устанавливает, что вселенный супруг автоматически становится членом семьи нанимателя, данное законодательное положение не может быть изменено супругами ни в рамках брачного договора, ни иными гражданско-правовыми соглашениями. "Лицо, проживающее на жилой площади в качестве супруга нанимателя, не может считаться временным жильцом", - гласило одно из судебных решений ВС СССР еще конца 1940-х годов <1>.
--------------------------------
<1> Цит. по: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве // Категории науки гражданского права. Избранные труды: В 2 т. М.: Статут, 2005. Т. 2. С. 123.

Дети. Под детьми в контексте ст. 69 ЖК РФ понимаются как несовершеннолетние, так и совершеннолетние дети основного нанимателя. Для данной категории лиц установлены аналогичные требования, соблюдение которых позволит им стать членами семьи нанимателя и приобрести на жилое помещение определенный комплекс прав и обязанностей. Во-первых, дети должны фактически поселиться в жилом помещении. Во-вторых, они должны фактически в нем проживать. При несоблюдении первого условия такие дети изначально членами семьи нанимателя не станут. При несоблюдении второго условия они свой жилищно-правовой статус могут утратить.
Однако для несовершеннолетних детей нанимателя современная судебная практика ВС РФ делает в этих вопросах ряд серьезных исключений. Доказательством этого тезиса может послужить следующий судебный прецедент.
В. [отец] обратился в суд с иском к Н., действующей в интересах несовершеннолетней Т. [дочери], о признании Т. не приобретшей право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета по месту жительства, указав, что в период с 1994 по 1997 г. состоял в
Безымянная страница
Статьи и комментарии:
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
-
Покупка квартиры в России: техника подбора, юридической проверки и проведения сделки: Монография"
-
Недвижимое имущество: понятие и отдельные виды: Учебное пособие
-
Индустрия гостеприимства в России
-
Жилищный кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий. Путеводитель по судебной практике
-
Комментарий к Федеральному закону от 3 июля 2016 г. N 237-ФЗ "О государственной кадастровой оценке"
-
Собственник и социальный наниматель жилого помещения: сравнительный анализ гражданского и жилищно-правового статуса
-
Как купить жилье: советы юриста
-
Управляйте домом правильно: что нужно знать собственнику жилья
-
Жилищные споры. Путеводитель по законодательству и судебной практике: Научно-практическое пособие
-
Земельный участок и постройки: особенности владения, пользования и распоряжения
-
Комментарий к новому закону "О государственном кадастре недвижимости".
-
Недвижимое имущество: государственная регистрация и проблемы правового регулирования.
-
Справочник собственника и арендатора.
-
Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)"
-
Аренда недвижимости: "ассорти" вопросов
-
Правовой режим недвижимого имущества
-
Имущественный налоговый вычет.
-
Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)"
-
Аренда недвижимости: "ассорти" вопросов
-
Правовой режим недвижимого имущества
-
Вы покупаете квартиру. Все вопросы: от проекта до оформления прав собственности (2009г.)
-
Капитальный ремонт, реконструкция, переустройство и перепланировка объектов недвижимости: юридические аспекты

Политика конфиденциальности
Copyright 2008 - 2018 гг. Help-Realty.RU. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!