II. Категория вторая (другие родственники,
нетрудоспособные иждивенцы)

Напомним, что в ч. 1 ст. 69 ЖК РФ указывается, что другие родственники и нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. Разберемся с каждой из обозначенных категорий лиц в отдельности.
Другие родственники. К данной категории лиц могут быть отнесены любые родственники нанимателя вне зависимости от степени родства (бабушки, дедушки, внуки, внучки, братья, сестры и др.). Причем, как отмечается в п. 25 Постановления Пленума ВС РФ от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление Пленума ВС РФ N 14), к другим родственникам при этом могут быть отнесены любые родственники как самого нанимателя, так и членов его семьи независимо от степени родства как по восходящей, так и по нисходящей линии.
Например, на квартиру мужа-нанимателя поселяется жена и ее мама. Для основного нанимателя (мужа) мама жены (т.е. теща) - это не родственник (в данной ситуации это будут отношения свойства). Однако для члена семьи нанимателя (жены) мама - это родственник первой степени. В связи с этим вселенная теща, при соблюдении нижеописанных условий, также будет рассматриваться в качестве члена семьи нанимателя.
Для того чтобы другие родственники основного нанимателя стали членами его семьи и, соответственно, приобрели на жилое помещение определенный набор прав и обязанностей, необходимо выполнение следующих условий. Во-первых, такие лица также должны фактически вселиться в жилое помещение и проживать в нем. Во-вторых, они должны быть вселены в жилое помещение именно в качестве членов семьи нанимателя. И, в-третьих, они должны вести с нанимателем общее хозяйство (ст. 69 ЖК РФ).
Достаточно развернутое толкование того, что считать вселением в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя и что такое ведение общего хозяйства с нанимателем, содержится в Постановлении Пленума ВС РФ N 14. Остановимся на каждом из этих элементов в отдельности.
Итак, для того, чтобы вселенный родственник считался членом семьи нанимателя, он должен быть вселен в жилое помещение именно в качестве члена семьи. В п. 25 Постановления Пленума ВС РФ N 14 по этому поводу говорится следующее: "Для признания других родственников членами семьи нанимателя требуется выяснить содержание волеизъявления нанимателя (других действующих членов его семьи) в отношении их вселения в жилое помещение: вселялись ли они для проживания в жилом помещении как члены семьи нанимателя, или жилое помещение предоставлено им для проживания по иным основаниям (договор поднайма [договор сугубо возмездный], временные жильцы). В случае спора факт вселения лица в качестве члена семьи нанимателя либо по иному основанию может быть подтвержден любыми доказательствами".
Исходя из представленного толкования ВС РФ получается, что, если определенный родственник будет вселен нанимателем в жилое помещение не в качестве члена своей семьи, а в ином качестве, такое лицо самостоятельного права на данное жилое помещение не приобретет. В качестве иллюстрации такого положения вещей можно сослаться на следующее советское, однако актуальное и в настоящее время судебное дело.
Слободчиков, демобилизовавшись из армии, вернулся к прежнему месту своего жительства. Он поселился у матери, которая к моменту возвращения сына находилась в тяжелом болезненном состоянии. Не имея возможности лично обеспечить уход за больной матерью, по договоренности с последней Слободчиков прописывает (выделено нами. - А.М.) на занимаемую им и матерью площадь Петрову и ее совершеннолетнюю дочь Никифорову с условием, что Петрова будет безвозмездно осуществлять уход за больной матерью, а он, Слободчиков, обеспечивает Петрову и Никифорову жилплощадью.
Вскоре после переезда Петровой и Никифоровой (29 июля 1955 г.) Слободчиков стал сожительствовать с последней. После смерти матери (6 июня 1956 г.) Слободчиков предложил Петровой и Никифоровой освободить принадлежащую ему жилую площадь, так как он намерен создать устойчивую семью и жениться на девушке, с которой давно дружит.
Петрова и Никифорова отказались добровольно освободить комнату, считая себя членами семьи Слободчикова. Как выяснилось в ходе судебного разбирательства, сожительство Слободчикова и Никифоровой носило случайный характер. Никифорова же вступила в зарегистрированный брак с Грибковым, и намерена его поселить в комнату Слободчикова после того, как за ней будет признано право на жилплощадь.
Суд в данной ситуации квалифицировал правовое положение Петровой и Никифоровой как положение временных жильцов и выселил их из данного жилого помещения <1>.
--------------------------------
<1> Цит. по: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве // Категории науки гражданского права. Избранные труды: В 2 т. М.: Статут, 2005. Т. 2. С. 210 - 211.

От себя хотим добавить, что со всей очевидностью следует, что Петрова и Никифорова не были вселены в жилое помещение в качестве членов семьи Слободчикова; это жилое помещение не предоставлялось им для постоянного проживания. Поэтому, несмотря на факт их прописки в этом жилом помещении, никаких самостоятельных прав на него они не приобрели.
Второй обязательный критерий, который необходим для признания вселенных родственников членами семьи нанимателя, заключается в ведении такими лицами совместно с нанимателем общего хозяйства. В п. 25 Постановления Пленума ВС РФ N 14 по этому поводу говорится следующее: "Под ведением общего хозяйства, являющимся обязательным условием признания членами семьи нанимателя других родственников, следует, в частности, понимать наличие у нанимателя и указанных лиц совместного бюджета, общих расходов на приобретение продуктов питания, имущества для совместного пользования и др.".
Опять-таки в качестве иллюстрации данного тезиса хотелось бы привести следующее уже современное российское судебное дело.
П. обратился в суд с иском к О. о признании его не приобретшим права пользования жилым помещением - трехкомнатной квартирой в г. Москве. Он ссылался на то, что по просьбе своей жены - А., впоследствии умершей, он дал согласие на регистрацию в квартире ее сына О., но тот в квартиру не вселялся, членом его семьи не был, а проживал постоянно со своей семьей по другому адресу.
Решением Никулинского районного суда г. Москвы от 27 октября 1998 г. (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда) в иске отказано.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений.
Президиум Московского городского суда 23 марта 2000 г. протест удовлетворил, указав следующее.
Разрешая дело, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что требования истца удовлетворению не подлежат, поскольку ответчик на момент предоставления ему права пользования данным жилым помещением являлся членом семьи лиц, проживающих на спорной жилой площади, и истцом не представлено доказательств о состоявшемся между ними соглашении, в котором бы было обусловлено постоянное непрерывное проживание О. в спорном жилом помещении.
При этом суд руководствовался ст. ст. 53, 54 ЖК РСФСР. Между тем вывод суда основан на неправильном толковании норм материального права.
Как видно из материалов дела, в июне 1995 г. с согласия П. на названную жилую площадь был зарегистрирован О. - сын жены, имеющий свою семью.
В соответствии с ч. 1 ст. 54 ЖК РСФСР наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи.
В силу ч. 2 ст. 54 ЖК РСФСР граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.
Таким образом, возникновение равного с нанимателем права пользования жилым помещением у лица обусловлено вселением его в жилое помещение и проживание в нем в качестве члена семьи.
Сам факт прописки либо регистрации лица на жилой площади с согласия проживающих на ней является административным актом и не означает наличия права на жилую площадь, а является одним из доказательств, которое должно оцениваться судом в совокупности со всеми обстоятельствами дела.
Как видно из материалов дела, О. не отрицал, что он в спорную квартиру не вселялся, проживал на жилой площади жены. Данный факт подтвердили и допрошенные по делу свидетели.
Этим доказательствам суд оценки не дал и считал, что ответчику было предоставлено право пользования спорной жилой площадью как члену семьи, поскольку он был зарегистрирован на ней и являлся сыном жены истца.
Суд исходил также из того, что истец не представил суду доказательств о соглашении между ним и ответчиком о порядке пользования жилым помещением, в котором бы было обусловлено постоянное непрерывное проживание ответчика в спорном жилом помещении.
Однако, как следует из содержания ст. 54 ЖК РСФСР, такое соглашение имеет значение для лиц, вселенных в жилое помещение и проживающих в нем. Ответчик же сам признал, что не вселялся в жилое помещение.
При таких данных судебные решения нельзя признать законными и они подлежат отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции <1>.
--------------------------------
<1> Бюллетень ВС РФ. 2001. N 5.

Данное судебное дело еще раз с наглядностью продемонстрировало, что для приобретения полноценного права на жилое помещение необходимо в это жилое помещение фактически вселиться и проживать в нем в качестве члена семьи нанимателя. "Голая" же регистрация в жилом помещении никаких прав на это жилье не предоставляет и предоставить не может.
Нетрудоспособные иждивенцы. В принципе все, что говорилось выше о родственниках нанимателя как членах его семьи (необходимость фактического вселения и проживания в жилом помещении, необходимость вселения в жилое помещение именно в качестве члена семьи нанимателя, обязательность ведения общего хозяйства), целиком и полностью применяется и к нетрудоспособным иждивенцам нанимателя. Однако необходимо учитывать, что ни ЖК РФ, ни иные акты жилищного законодательства не дают ни прямых, ни косвенных ответов на вопросы, каких лиц для целей жилищно-правового регулирования необходимо считать нетрудоспособными и что означает нахождение лица на иждивении. Благо, что соответствующая правовая информация представлена в других "пограничных" источниках.
В настоящее время прямые ответы на эти вопросы содержатся сразу в двух документах ВС РФ. Документ первый - это Постановление Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" <1> (далее - "наследственное" постановление). Второй документ - Постановление Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью граждан" <2> (далее - "деликтное" постановление).
--------------------------------
<1> Расшифровка данных терминов в представленном документе содержится ввиду того, что ст. 1148 ГК РФ устанавливает особенности наследования имущества нетрудоспособными иждивенцами наследодателя.
<2> Бюллетень ВС РФ. 2010. N 3. Расшифровка указанных терминов в данном документе содержится ввиду того, что ст. 1088 ГК РФ устанавливает порядок возмещения вреда нетрудоспособным иждивенцам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца.

Итак, к нетрудоспособным лицам относятся:
1. Несовершеннолетние лица (п. 30 "наследственного" Постановления, п. 33 "деликтного" Постановления). В последнем документе более подробно устанавливается, что к нетрудоспособным относятся несовершеннолетние, в том числе ребенок умершего, рожденный после его смерти, до достижения ими 18 лет (независимо от того, работают ли они, учатся или ничем не заняты).
2. Женщины старше 55 лет и мужчины старше 60 лет. Достижение общеустановленного пенсионного возраста (п. 1 ст. 7 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации") является безусловным основанием для признания такого лица нетрудоспособным независимо от фактического состояния его трудоспособности ("деликтное" Постановление). "Наследственное" Постановление говорит по этому поводу следующее: к нетрудоспособным относятся граждане, достигшие возраста, дающего право на установление трудовой пенсии по старости вне зависимости от назначения им пенсии по старости. Лица, за которыми сохранено право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (ст. ст. 27 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"), к нетрудоспособным не относятся.
3. Граждане, признанные в установленном порядке инвалидами I, II или III группы (вне зависимости от назначения им пенсии по инвалидности).
Из анализа представленных документов следует, что данный перечень нетрудоспособных лиц является исчерпывающим и расширенному толкованию не подлежит.
Что касается иждивенцев, то "наследственное" Постановление по этому поводу дает следующие указания. Находящимся на иждивении наследодателя [нанимателя] может быть признано лицо, получавшее от умершего полное содержание или такую систематическую помощь, которая была для него постоянным и основным источником средств к существованию, независимо от получения им собственного заработка, пенсии, стипендии и других выплат. При оценке доказательств, представленных в подтверждение нахождения на иждивении, следует оценивать соотношение оказываемой наследодателем [нанимателем] помощи и других доходов нетрудоспособного. Аналогичным образом высказывается и "деликтное" Постановление: необходимо иметь в виду, что члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию. Право нетрудоспособных иждивенцев на возмещение вреда по случаю потери кормильца не ставится в зависимость от того, состоят ли они в какой-либо степени родства или свойства с умершим кормильцем. Основополагающим юридическим фактом в этом случае является факт состояния на иждивении и факт нетрудоспособности.
К сожалению, нам не удалось обнаружить подходящего судебного дела, в котором бы нетрудоспособный иждивенец нанимателя ставил вопрос о признании его членом семьи такого нанимателя с целью приобретения прав на жилое помещение. В связи с этим в порядке аналогии мы позволим себе обратиться к весьма интересному наследственному делу, дабы показать, как эта юридическая материя работает в реальной жизни. Хотя выводы, содержащиеся в данном судебном прецеденте, весьма успешно могли бы применяться и при разрешении аналогичных дел жилищно-правовой направленности. Итак, суть этого юридического дела заключалась в следующем.
Г. обратилась в суд с заявлением об установлении факта нахождения на иждивении. В обоснование заявления ссылалась на то, что она приходится троюродной сестрой З., с которым с 1 ноября 2008 г. проживала одной семьей в принадлежащей ей на праве собственности квартире. Она вела с З. совместное хозяйство, он ее обеспечивал. Фактически основным источником дохода являлись денежные средства, передаваемые ей З. Бюджет их семьи складывался из ее пенсии, пенсии З., размер которой превышал размер ее пенсии, а также арендных платежей в размере 20 тыс. рублей, которые ежемесячно получал З. от сдачи в аренду принадлежащей ему квартиры. 11 мая 2010 г. З. умер. 13 октября 2010 г. по ее заявлению было открыто наследственное дело, однако вступить в права наследования она не может, поскольку доказательств, свидетельствующих о том, что на протяжении более полутора лет она находилась на иждивении З., не имеется, в связи с чем она просила установить факт ее нахождения на иждивении у З.
Решением Кузьминского районного суда г. Москвы от 30 июня 2011 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 октября 2011 г., в удовлетворении заявления Г. было отказано.
В надзорной жалобе Г. просила об отмене вынесенных судебных постановлений, как незаконных, и направлении дела на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 26 июня 2012 г. жалобу удовлетворила, указав следующее.
Отказывая в удовлетворении заявления Г. об установлении факта нахождения на иждивении, суд первой инстанции исходил из вывода о том, что заявитель не находилась на иждивении З., поскольку оказываемая им помощь не являлась для Г. постоянным и основным источником средств к существованию. Таковым источником, по мнению суда, являлась получаемая Г. пенсия в размере 8 018 руб. в месяц.
Московский городской суд согласился с выводами суда первой инстанции, указав также на то, что Г. не предоставлено доказательств, подтверждающих ее доводы о том, что денежные средства от сдачи в аренду принадлежащей З. квартиры передавались ей и что эти денежные средства являлись для нее основным источником средств к существованию.
Однако приведенные выводы основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.
В обоснование заявления об установлении факта нахождения на иждивении у З. Г. ссылалась на то, что он, имея , чем у нее, пенсию и получая деньги за сданную в аренду (внаем) принадлежащую ему квартиру, фактически содержал заявителя, предоставляя ей указанные средства в виде денежного содержания, которое являлось для Г. постоянным и основным источником средств к существованию.
Члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию (п. 3 ст. 9 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации").
По данному делу исходя из целей подачи заявления об установлении юридического факта нахождения на иждивении и с учетом подлежащих применению норм материального права одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств являлось выяснение того, была ли материальная помощь, получаемая Г. от З. в период их совместного проживания на протяжении полутора лет до смерти З., постоянным и основным источником средств к существованию Г.
Однако обстоятельство, касающееся источников средств к существованию заявителя и их характера (постоянный, основной, дополнительный), суд не проверил, не определил в качестве имеющего значение для дела оно не вошло в предмет доказывания и, соответственно, осталось без правовой оценки суда, что явилось следствием неправильного применения судом к отношениям сторон норм материального права и нарушения норм процессуального права о доказательствах и доказывании.
При разрешении заявления суд первой инстанции ограничился лишь указанием на то, что Г. получала пенсию, не опровергнув ее утверждение о том, что получаемая ею пенсия являлась дополнительным источником дохода.
Суд второй инстанции, ссылаясь на то, что Г. не представлено доказательств, подтверждающих ее доводы о том, что денежные средства от сдачи в аренду принадлежащей З. квартиры передавались ей и что эти денежные средства являлись основным источником средств к существованию, данный вопрос так же, как и суд первой инстанции, не исследовал, обосновав правильность выводов суда первой инстанции тем, что размер ежемесячной пенсии, получаемой Г., не меньше прожиточного минимума.
Между тем само по себе наличие у нетрудоспособного лица, каковым является Г. (пенсионер по старости и инвалид II группы), получающего материальную помощь от другого лица, иного дохода (пенсии) не исключает возможности признания его находящимся на иждивении. В тех случаях, когда заявитель имел заработок, получал пенсию, стипендию, суду необходимо выяснить, была ли помощь со стороны лица, предоставляющего содержание, постоянным и основным источником средств к существованию заявителя.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Кузьминского районного суда г. Москвы и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда отменила и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции <1>.
--------------------------------
<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 26 июня 2012 г. N 5-КГ12-16 // Бюллетень ВС РФ. 2013. N 3.

Безымянная страница
Статьи и комментарии:
- Юридический справочник: долевая собственность
- Комментарий к ФЗ от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов
- О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую
- Актуальные проблемы теории земельного права России: монография
- Жилищно-коммунальное хозяйство: 10 важных тем
- Строительство
- Самовольная постройка: исследование законодательства и практики Верховного Суда РФ: практическое пособие для судей
- Все об аренде: недвижимость, транспорт и другое имуществои
- Комментарий к Федеральному закону от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ О государственной регистрации недвижимости
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Покупка квартиры в России: техника подбора, юридической проверки и проведения сделки: Монография"
- Недвижимое имущество: понятие и отдельные виды: Учебное пособие
- Индустрия гостеприимства в России
- Жилищный кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий. Путеводитель по судебной практике
- Комментарий к Федеральному закону от 3 июля 2016 г. N 237-ФЗ "О государственной кадастровой оценке"
- Собственник и социальный наниматель жилого помещения: сравнительный анализ гражданского и жилищно-правового статуса
- Как купить жилье: советы юриста
- Управляйте домом правильно: что нужно знать собственнику жилья
- Жилищные споры. Путеводитель по законодательству и судебной практике: Научно-практическое пособие
- Земельный участок и постройки: особенности владения, пользования и распоряжения
- Комментарий к новому закону "О государственном кадастре недвижимости".
- Недвижимое имущество: государственная регистрация и проблемы правового регулирования.
- Справочник собственника и арендатора.
- Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)"
- Аренда недвижимости: "ассорти" вопросов
- Правовой режим недвижимого имущества
- Имущественный налоговый вычет.
- Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)"
- Аренда недвижимости: "ассорти" вопросов
- Правовой режим недвижимого имущества
- Вы покупаете квартиру. Все вопросы: от проекта до оформления прав собственности (2009г.)
- Капитальный ремонт, реконструкция, переустройство и перепланировка объектов недвижимости: юридические аспекты

Политика конфиденциальности
Copyright 2008 - 2018 гг. Help-Realty.RU. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!