Б. Право собственности

Юридические последствия прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения прямо противоположны тому, что имеет место в отношении договора социального найма жилого помещения. Часть 4 ст. 31 ЖК РФ по этому поводу устанавливает, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. В комментарии к данной правовой норме, содержащемся в п. 13 Постановления Пленума ВС РФ N 14, по этому поводу отмечается, что содержание этой нормы жилищного законодательства означает, что "бывшие члены семьи собственника утрачивают право пользования жилым помещением и должны освободить его (ч. 1 ст. 35 ЖК РФ). В противном случае собственник жилого помещения вправе требовать их выселения в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения".
Применительно к конкретной жизненной ситуации данная юридическая норма должна реализовываться приблизительно следующим образом. Для иллюстрации возьмем сферу брачных отношений. Допустим, жене до брака на праве личной собственности принадлежало определенное жилое помещение. После вступления в брак жена поселяет своего мужа на данное жилое помещение и регистрирует его в нем по месту жительства. В представленной ситуации жена будет являться собственником жилого помещения, а муж - только членом семьи собственника. В последующем их брак расторгается. С жилищно-правовой точки зрения это означает, что прекращение семейных отношений между собственником жилья и членом семьи собственника (а расторжение брака является классическим случаем прекращения семейных отношений) влечет также и прекращение права пользования жилым помещением со стороны бывшего члена семьи собственника. В представленной ситуации это означает, что бывший муж будет обязан освободить жилое помещение (выехать из него) и сняться с регистрационного учета. Если он этого не сделает добровольно, соответствующее выселение и снятие с регистрационного учета будет производиться в судебном порядке <1>.
--------------------------------
<1> Если бы в данном примере речь шла о жилом помещении, занимаемом по договору социального найма, то решение данного вопроса выглядело бы прямо противоположным образом. Бывший муж как бывший член семьи нанимателя сохранял бы пожизненное право проживания в жилом помещении (см. выше).

В связи со всем сказанным нужно признать, что норма ч. 4 ст. 31 ЖК РФ является, наверное, одной из самых спорных и дискуссионных норм отечественного жилищного законодательства. Конечно, можно много спорить, является ли данная правовая норма оправданной в современных российских условиях и справедливой по отношению к бывшим членам семьи собственника (ведь выселение таких бывших членов семьи производится, по сути, "в никуда", что на практике может привести как к полной потере ими прав на какое-либо жилое помещение, так и к абсолютной утрате регистрации по месту жительства на территории Российской Федерации). На данной почве может сложиться вообще очень необычная и ненормальная правовая ситуация, когда человек, оставаясь гражданином России, превратится в самого настоящего бомжа, т.е. лица без определенного места жительства. Однако факт остается фактом. Часть 4 ст. 31 ЖК РФ, несмотря на неоднократные проверки данной юридической нормы Конституционным Судом РФ на конституционность <1>, продолжает действовать на территории России уже не один год и, судя по всему, будет продолжать свое юридическое существование и далее. Нормы жилищного законодательства защищают и охраняют в первую очередь права и интересы именно собственника жилого помещения.
--------------------------------
<1> См., например: Определения Конституционного Суда РФ от 18 декабря 2007 г. N 891-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Соломатиной Маргариты Владимировны на нарушение ее конституционных прав частью 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации"; от 21 апреля 2011 г. N 589-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пушкина Павла Сергеевича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 181, пунктом 2 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации и частью 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации"; от 20 февраля 2014 г. N 363-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тутынина Леонида Геннадьевича на нарушение его конституционных прав частью 4 статья 31 Жилищного кодекса Российской Федерации".

Более того, ч. 4 ст. 31 ЖК РФ не является единственной правовой нормой, устанавливающей соответствующее юридическое регулирование. Данная правовая норма находится в "юридическом тандеме" с п. 2 ст. 292 ГК РФ, который, регулируя уже немного иной блок имущественных отношений, устанавливает, что "переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом".
И еще один момент принципиального характера. Дело в том, что ЖК РСФСР, регламентируя юридические последствия прекращения семейных отношений между собственником жилого помещения и членами его семьи, устанавливал правило поведения, прямо противоположное ныне существующему. Статья 127 ЖК РСФСР гласила следующее: "Члены семьи собственника жилого дома, квартиры, проживающие совместно с ним, вправе пользоваться наравне с ним помещениями в доме, квартире, если при их вселении не было оговорено иное. Право пользования помещением сохраняется за этими лицами и в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого дома, квартиры. К отношениям пользования жилыми помещениями между собственником дома, квартиры и бывшими членами его семьи применяются правила, установленные статьями 131 - 137 настоящего Кодекса [в данных нормах регулировалось то, что в настоящее время называется договором коммерческого найма жилого помещения]".
А теперь представим, что фактическое прекращение семейных отношений между собственником жилья и членом его семьи произошло до 1 марта 2005 г. (т.е. до даты вступления ЖК РФ, и ч. 4 ст. 31, в частности, в силу), а спор о выселении бывшего члена семьи собственника будет рассматриваться в настоящее время. Возникает вопрос: нормы какого законодательного акта необходимо применять в настоящее время (ЖК РСФСР или ЖК РФ)? Если сказать, что должен применяться нормативный акт, действующий в момент прекращения семейных отношений (т.е. ст. 127 ЖК РСФСР), то выселить бывшего члена семьи собственника и в настоящее время, и в будущем будет невозможно. Если же в данной ситуации должна применяться ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, то такое выселение в современных условиях вполне допустимо.
Впервые прямой ответ на этот весьма важный вопрос дал ВС РФ в документе под названием Ответы на вопросы о практике применения судами Кодекса РФ об административных правонарушениях, жилищного и земельного законодательства, иных федеральных законов (утвержденном Постановлением Президиума ВС РФ от 23 ноября 2005 г.).
В рамках данного документа Верховный Суд РФ указал следующее:
"Статья 127 ЖК РСФСР предусматривала, что право пользования помещением сохраняется за членами семьи собственника и в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого дома, квартиры.
Часть 4 ст. 31 ЖК РФ, которая регулирует отношения между собственником жилого помещения и бывшими членами его семьи, предусматривает, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этот жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.
При этом положения ст. 31 ЖК РФ не ставятся в зависимость от того момента, когда были прекращены семейные отношения между собственником жилого помещения и бывшим членом его семьи.
Учитывая, что жилищные правоотношения носят длящийся характер, что по общему правилу к длящимся правоотношениям применяется закон, который действует в настоящее время, применению подлежат положения Жилищного кодекса Российской Федерации независимо от того, когда были прекращены семейные отношения.
Исходя из изложенного положения ч. 4 ст. 31 ЖК РФ распространяются на требования о выселении бывших членов семьи собственников жилых помещений и в том случае, если семейные отношения между собственником жилого помещения и бывшим членом его семьи прекращены до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" (ответ на вопрос N 19) <1>.
--------------------------------
<1> Бюллетень ВС РФ. 2006. N 3. В последующем указанная правовая позиция была отражена в п. 5 Постановления Пленума ВС РФ N 14.

Теперь вернемся к основной тематике. В п. 13 Постановления Пленума ВС РФ N 14 содержится достаточно развернутое толкование того, что необходимо понимать под прекращением семейных отношений между собственником жилого помещения и членом его семьи в контексте ч. 4 ст. 31 ЖК РФ. Данный пункт устанавливает следующее:
"По смыслу частей 1 и 4 ст. 31 ЖК РФ к бывшим членам семьи собственника жилого помещения относятся лица, с которыми у собственника прекращены семейные отношения. Под прекращением семейных отношений между супругами следует понимать расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния, в суде, признание брака недействительным. Отказ от ведения общего хозяйства иных лиц с собственником жилого помещения, отсутствие у них с собственником общего бюджета, общих предметов быта, неоказание взаимной поддержки друг другу и т.п., а также выезд в другое место жительство могут свидетельствовать о прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения, но должны оцениваться в совокупности с другими доказательствами, представленными сторонами.
При этом, учитывая положения ч. 1 ст. 31 ЖК РФ, следует иметь в виду, что поскольку ведение общего хозяйства между собственником жилого помещения и лицом, вселенным им в данное жилое помещение, не является обязательным условием признания его членом семьи собственника жилого помещения, то и отсутствие ведения общего хозяйства собственником жилого помещения с указанным лицом либо прекращение ими ведения общего хозяйства (например, по взаимному соглашению) само по себе не может свидетельствовать о прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения".
Как показывает практика, немало вопросов в данной сфере возникает на почве прекращения семейных отношений с родным несовершеннолетним ребенком. Представим конкретную жизненную ситуацию. Мужчине на праве личной (индивидуальной) собственности принадлежит жилое помещение. Мужчина вступает в брак, в котором рождается его ребенок. Ребенок поселяется в данном жилом помещении в качестве члена семьи собственника. Затем брак между мужем и женой расторгается. По соглашению между родителями (бывшими супругами) ребенок остается проживать с матерью. В данной связи возникает вполне резонный вопрос: становится ли родной несовершеннолетний ребенок собственника жилого помещения бывшим членом его семьи? Ведь такой ребенок станет проживать с родной матерью, которая как бывшая супруга в силу прямого указания ч. 4 ст. 31 ЖК РФ станет бывшим членом семьи собственника жилья и должна будет освободить жилое помещение. Если в данной ситуации признать, что ребенок (если смотреть на него с позиций жилищного права) также становится бывшим членом семьи собственника жилого помещения, собственник (т.е. отец) будет иметь полное юридическое право требовать не только фактического выселения ребенка из своего жилого помещения, но и снятия его с регистрационного учета (при наличии такой регистрации).
Впервые к решению данного весьма насущного вопроса ВС РФ обратился в рамках уже упоминавшегося выше документа под названием Ответы на вопросы о практике применения судами Кодекса РФ об административных правонарушениях, жилищного и земельного законодательства, иных федеральных законов.
По данной проблематике ВС РФ высказался следующим образом:
"В соответствии с ч. 4 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника.
Из положений указанной нормы следует, что членом семьи собственника является лицо, проживающее совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении.
Часть 3 ст. 65 Семейного кодекса РФ предусматривает, что место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей.
В том случае, если после расторжения брака ребенок стал проживать с тем из родителей, у которого не имеется жилого помещения в собственности, и у другого из родителей возникли алиментные обязательства в отношении его, ребенок уже не может считаться членом семьи собственника.
Пунктом 4 ст. 31 ЖК РФ предусмотрено, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.
Исходя из изложенного в том случае, если ребенок по соглашению родителей остается проживать с тем из родителей, у которого в собственности жилья не имеется, он является бывшим членом семьи собственника жилого помещения и подлежит выселению вместе с бывшим супругом на основании и в порядке, предусмотренных ч. 4 ст. 31 ЖК РФ" (ответ на вопрос N 18) <1>.
--------------------------------
<1> Еще раз данная правовая позиция была продублирована в Обзоре законодательства и судебной практики ВС РФ за третий квартал 2005 г. (ответ на вопрос N 18) (Бюллетень ВС РФ. 2006. N 3).

Конечно, трудно понять, какими мотивами руководствовался ВС РФ, устанавливая именно такой юридический подход разрешения данного вопроса. Однако факт остается фактом - ВС РФ прямо и недвусмысленно сказал, что родной несовершеннолетний ребенок собственника жилого помещения при определенных условиях может быть признан бывшим членом семьи собственника жилья и выселен из данного жилого помещения. Слава богу, что в дальнейшем ВС РФ изменил свою точку зрения на этот вопрос. В 2007 г. (т.е. спустя два года) на свет появился Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за третий квартал 2007 г. <1>. В рамках данного документа рассматриваемая проблема была разрешена следующим образом:
--------------------------------
<1> Бюллетень ВС РФ. 2008. N 2.

"Согласно ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.
Вместе с тем в соответствии с Семейным кодексом РФ ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которая осуществляется родителями (п. 1 ст. 56 СК РФ). Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей (п. 1 ст. 63 СК РФ).
Приведенные права ребенка и обязанности его родителей сохраняются и после расторжения брака родителей ребенка.
Исходя из этого лишение ребенка права пользования жилым помещением одного из родителей - собственника этого помещения может повлечь нарушение прав ребенка.
Поэтому в силу установлений Семейного кодекса РФ об обязанностях родителей в отношении своих детей право пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, должно сохраняться за ребенком и после расторжения брака между его родителями" (ответ на вопрос N 4).
В дальнейшем указанная правовая позиция в более абстрактном виде была закреплена в Постановлении Пленума ВС РФ N 14, в п. 14 которого прямо указывается следующее: "В силу положений Семейного кодекса РФ об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка, в том числе на жилищные права. Поэтому прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил ч. 4 ст. 31 ЖК РФ".
Здесь хотелось бы обратить особое внимание на то обстоятельство, что ВС РФ в рамках данных разъяснений косвенным образом указал, что несовершеннолетний ребенок сохраняет субъективное право проживания в жилом помещении только в том случае, если такой ребенок останется фактически проживать в указанном жилом помещении. Однако о жилищно-правовых последствиях выезда ребенка из жилого помещения (например, вместе со своей матерью) в рамках Постановления Пленума ВС РФ N 14 не говорится, к сожалению, ни слова. О том, в каком юридическом положении окажется несовершеннолетний ребенок в этом случае, будет хорошо видно на примере следующего судебного дела.
Д. обратился в суд с иском к несовершеннолетней дочери Е., в интересах которой действует ее мать А., о расторжении договора найма жилого помещения и снятии ее с регистрационного учета, ссылаясь на то, что он является собственником указанного жилого помещения, где с момента рождения - 17 июля 2003 г. зарегистрирована и проживала его несовершеннолетняя дочь Е. Брак с матерью ребенка - А. расторгнут 11 ноября 2008 г., однако фактически брачные отношения прекращены с ноября 2007 г. С этого же времени А. вместе с дочерью проживает по другому адресу. Поскольку дочь с матерью выехала на другое место жительства, где обеспечена жильем, Д. полагает, что договор найма спорного жилого помещения с А. подлежит расторжению.
А., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Е., обратилась в суд с иском к Д. о вселении и сохранении права пользования жилым помещением, указывая, что в марте 1999 г. ее бывшим мужем Д. приобретена трехкомнатная квартира в г. Смоленске, в которой они проживали одной семьей. В ноябре 2007 г. Д. вынудил ее вместе с дочерью выехать из спорной квартиры. Она переехала в квартиру своих родителей. Считает, что за ней и за ее дочерью должно быть признано право пользования спорной квартирой, поскольку другого жилья у них нет.
Решением Промышленного районного суда г. Смоленска от 19 февраля 2009 г. исковые требования Д. удовлетворены, в удовлетворении исковых требований А. отказано.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 14 апреля 2009 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В надзорной жалобе А. ставился вопрос об отмене решения Промышленного районного суда и определения судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ надзорную жалобу удовлетворила, указав следующее.
В соответствии с ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.
Судом установлено и подтверждается материалами дела, что Д. приобрел в собственность по договору долевого участия в строительстве от 1 апреля 1996 г. квартиру в г. Смоленске. Брак между Д. и А. зарегистрирован 23 октября 2002 г., 17 июля 2003 г. у них родилась дочь Е., которая с 26 августа 2003 г. зарегистрирована и проживала в спорной квартире.
Удовлетворяя исковые требования Д. к А. о расторжении договора найма, снятии с регистрационного учета и отказывая в удовлетворении встречных исковых требований ответчицы А., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Е., к истцу о вселении и сохранении права пользования жилым помещением, суд пришел к выводу о том, что брак между супругами расторгнут, ответчица А. вместе с несовершеннолетней дочерью добровольно выехали из спорной квартиры, место жительства ребенка определено фактическим соглашением сторон, на что указывает факт уплаты Д. алиментов на содержание ребенка в пользу матери. С выводом суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Смоленского областного суда.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не согласилась с данным выводом суда, указав, что решение суда подлежит отмене в части, с вынесением нового судебного постановления.
В соответствии с п. 1 ст. 61 СК РФ родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (родительские права). Согласно ст. 56 СК РФ ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которая осуществляется родителями. В силу п. 1 ст. 63 СК РФ родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей.
В соответствии со ст. 55 СК РФ расторжение брака родителей или раздельное проживание родителей не влияет на права ребенка, в том числе и на жилищные права.
Поскольку права ребенка и обязанности его родителей сохраняются и после расторжения брака родителей ребенка, то лишение ребенка права пользования жилым помещением, принадлежащим одному из родителей, влечет нарушение прав ребенка.
Выезд несовершеннолетней Е. из спорной квартиры носил вынужденный характер и каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что между сторонами достигнуто соглашение об определении места жительства ребенка в квартире родителей А., в материалах дела не имеется.
При вынесении решения суд не учел, что прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил ч. 4 ст. 31 ЖК РФ.
При таких обстоятельствах решение Промышленного районного суда и определение судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда в части удовлетворения исковых требований Д. к А. о расторжении договора найма, снятии с регистрационного учета и отказа в удовлетворении встречных исковых требований А., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Е., к Д. о вселении несовершеннолетней Е., сохранении за ней права пользования жилым помещением признаны незаконными и подлежащими отмене <1>.
--------------------------------
<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 29 декабря 2009 г. N 36-В09-8 // Бюллетень ВС РФ. 2010. N 6.

В завершение настоящего блока вопросов хотелось бы остановиться еще на двух частных моментах.
Во-первых, все представленные выше судебные источники говорят исключительно о жилищно-правовом положении несовершеннолетних детей собственника жилого помещения. Однако судебная практика постоянно сталкивается с вопросом: может ли родитель (собственник жилого помещения) выселить из этого жилого помещения своего совершеннолетнего ребенка (несобственника) по мотиву прекращения с ним семейных отношений? Одним из немногих юридических документов, в рамках которого дается прямой ответ на данный вопрос, является Определение Конституционного Суда РФ от 11 мая 2012 г. N 736-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Беленькой Ольги Николаевны и Беленького Анатолия Яковлевича на нарушение их конституционных прав положениями частей 1, 2 и 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации". В п. 2 данного Определения однозначно указывается, что "положения ст. 31 ЖК РФ не препятствуют возможности признания судами совершеннолетних граждан - детей собственника жилого помещения утратившими право пользования данным жилым помещением ввиду прекращения семейных отношений между ними и собственником жилого помещения" <1>.
--------------------------------
<1> См. также: Определение N 46-КГ13-6, опубликованное в Обзоре судебной практики ВС РФ за январь - июль 2014 г. // Бюллетень ВС РФ. 2014. N 11.

Во-вторых, необходимо понимать то важное обстоятельство, что положение о сохранении за несовершеннолетним ребенком права проживания в жилом помещении родителя-собственника не нужно воспринимать абсолютным образом в том смысле, что данное правило не знает вообще никаких исключений. Действительно, нормы жилищного законодательства максимальным образом стараются защитить и соблюсти права и законные интересы несовершеннолетних детей. В сознании многих практикующих юристов бытует мнение, что несовершеннолетнего ребенка ни при каких обстоятельствах нельзя выселить из жилого помещения и (или) снять его с регистрационного учета. Однако как тогда необходимо поступить в следующей практической ситуации? Допустим, в жилом помещении, принадлежащем мужчине на праве собственности, проживает его несовершеннолетний ребенок. Затем мужчина узнает, что он не является биологическим отцом данного ребенка. В судебном порядке производится официальное оспаривание отцовства, а на основании соответствующего решения суда в актовую запись о рождении ребенка вносятся необходимые изменения. В данной ситуации, как нам представляется, мужчина-собственник будет иметь полное юридическое основание поставить вопрос о выселении такого несовершеннолетнего ребенка из жилого помещения в связи с прекращением семейных отношений с ним (на практике такой ребенок, скорее всего, станет проживать с родной матерью в другом жилом помещении).
Теперь обратимся к следующей проблеме. На наш взгляд, в механизм прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения вполне удачно могла бы быть интегрирована конструкция, которая в сфере наследственного права именуется термином "недостойные наследники". Напомним, что ст. 1117 ГК РФ выделяет три категории недостойных наследников. К ним относятся следующие группы.
1. Пункт 1 ст. 1117 ГК РФ говорит, что не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке.
В п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" данная правовая норма толкуется в следующем ключе: "Противоправные действия, направленные против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, вследствие совершения которых граждане утрачивают право наследования по указанному основанию, могут заключаться, например, в подделке завещания, его уничтожении или хищении, понуждении наследодателя к составлению или отмене завещания, понуждении наследников к отказу от наследства".
А теперь мысленно переложим данную правовую материю на почву жилищных правоотношений. Представим себе ситуацию, когда член семьи собственника жилого помещения подделывает завещание, по условиям которого данное жилое помещение собственник якобы завещает указанному члену семьи. Возможно и другое явление. Член семьи собственника знает о том, что собственник жилья завещал свое жилое помещение не ему, а другому лицу. На этой почве член семьи собственника совершает хищение и (или) уничтожение такого "невыгодного" для него завещания. Член семьи собственника может различными противоправными способами (физическое или психическое принуждение, насилие, угрозы) заставить собственника жилья совершить завещание в свою пользу или отменить уже совершенное завещание в пользу постороннего лица. Наконец, член семьи собственника в отношении такого собственника может совершить покушение на убийство, причинить вред его здоровью, осуществить глубокое моральное оскорбление.
Каким же образом все описанные и иные аналогичные обстоятельства могут повлиять на жилищные отношения, существующие между собственником жилья и членом его семьи? Жилищный закон по этому поводу хранит полное молчание. По всей видимости, данные обстоятельства потенциально могут являться основанием для прекращения семейных отношений и выселения бывшего члена семьи собственника из жилого помещения. Конечно, нужно подчеркнуть, что наступление данных жизненных факторов не должно во всех без исключения случаях влечь прекращение семейных отношений. Однако с учетом конкретных фактических обстоятельств собственник жилья должен иметь право поставить вопрос о выселении бывшего члена своей семьи из жилого помещения при совершении последним одного из противоправных действий, указанных выше.
2. Вторую группу недостойных наследников составляют следующие граждане. Пункт 2 ст. 1117 ГК РФ устанавливает, что по требованию заинтересованного лица суд отстраняет от наследования по закону граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя.
В п. 20 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" данная норма толкуется следующим образом: "При рассмотрении требований об отстранении от наследования по закону в соответствии с п. 2 ст. 1117 ГК РФ судам следует учитывать, что указанные в нем обязанности по содержанию наследодателя, злостное уклонение от выполнения которых является основанием для удовлетворения таких требований, определяются алиментными обязательствами членов семьи, установленными СК РФ между родителями и детьми, супругами, братьями и сестрами, дедушками и бабушками и внуками, пасынками и падчерицами и отчимом и мачехой. Граждане могут быть отстранены от наследования по указанному основанию, если обязанность по содержанию наследодателя установлена решением суда о взыскании алиментов. Такое решение суда не требуется только в случаях, касающихся предоставления содержания родителями своим несовершеннолетним детям".
Применительно к ч. 4 ст. 31 ЖК РФ такое правовое положение вещей будет означать приблизительно следующее. Допустим, что член семьи собственника жилья на основании решения суда или заключенного соглашения об уплате алиментов должен выплачивать указанные алименты собственнику жилого помещения (например, в таком положении может находиться совершеннолетний ребенок в отношении своего нетрудоспособного, нуждающегося в помощи родителя). При злостном невыполнении данной юридической обязанности собственник жилья вправе поставить вопрос о прекращении семейных отношений с таким членом семьи и выселении последнего из жилого помещения. Хотя, конечно, данный вопрос опять-таки должен решаться всегда индивидуально с учетом всех фактических обстоятельств дела.
3. Наконец, ст. 1117 ГК РФ устанавливает, что не наследуют по закону родители после детей, в отношении которых родители были в судебном порядке лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах ко дню открытия наследства.
Применительно к сфере жилищных правоотношений на данной почве возможны следующие юридические модели. Модель первая: несовершеннолетний ребенок является собственником жилого помещения, а его родитель, лишенный родительских прав, - членом семьи собственника. В этой ситуации родитель как бывший член семьи собственника подлежит выселению из жилого помещения на основании ч. 4 ст. 31 ЖК РФ. Модель вторая: родитель, лишенный родительских прав, является собственником жилого помещения, а его несовершеннолетний ребенок - членом семьи собственника. В данной ситуации с формальной точки зрения получается, что несовершеннолетний ребенок как бывший член семьи собственника жилого помещения подлежит выселению из жилого помещения. Однако такой подход, естественно, не будет соответствовать элементарным требованиям разумности, добросовестности и справедливости. В связи с этим в п. 13 Постановления Пленума ВС РФ N 14 по этому поводу указывается, что необходимо иметь в виду, что в соответствии с п. 4 ст. 71 СК РФ ребенок, в отношении которого родители (один из них) лишены родительских прав, сохраняет право пользования жилым помещением <1>.
--------------------------------
<1> Пункт 4 ст. 71 Семейного кодекса РФ в более общем виде закрепляет, что ребенок, в отношении которого родители (один из них) лишены родительских прав, сохраняет право собственности на жилое помещение или право пользования жилым помещением, а также сохраняет имущественные права, основанные на факте родства с родителями и другими родственниками, в том числе право на получение наследства.

Однако на этом проблематика прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения еще не заканчивается. Дело в том, что на практике достаточно часто возникают, если так можно сказать, нестандартные случаи прекращения семейных отношений, о которы
Безымянная страница
Статьи и комментарии:
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
-
Покупка квартиры в России: техника подбора, юридической проверки и проведения сделки: Монография"
-
Недвижимое имущество: понятие и отдельные виды: Учебное пособие
-
Индустрия гостеприимства в России
-
Жилищный кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий. Путеводитель по судебной практике
-
Комментарий к Федеральному закону от 3 июля 2016 г. N 237-ФЗ "О государственной кадастровой оценке"
-
Собственник и социальный наниматель жилого помещения: сравнительный анализ гражданского и жилищно-правового статуса
-
Как купить жилье: советы юриста
-
Управляйте домом правильно: что нужно знать собственнику жилья
-
Жилищные споры. Путеводитель по законодательству и судебной практике: Научно-практическое пособие
-
Земельный участок и постройки: особенности владения, пользования и распоряжения
-
Комментарий к новому закону "О государственном кадастре недвижимости".
-
Недвижимое имущество: государственная регистрация и проблемы правового регулирования.
-
Справочник собственника и арендатора.
-
Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)"
-
Аренда недвижимости: "ассорти" вопросов
-
Правовой режим недвижимого имущества
-
Имущественный налоговый вычет.
-
Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)"
-
Аренда недвижимости: "ассорти" вопросов
-
Правовой режим недвижимого имущества
-
Вы покупаете квартиру. Все вопросы: от проекта до оформления прав собственности (2009г.)
-
Капитальный ремонт, реконструкция, переустройство и перепланировка объектов недвижимости: юридические аспекты

Политика конфиденциальности
Copyright 2008 - 2018 гг. Help-Realty.RU. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!