style="max-height: 50vh;">

Глава 6. Споры, связанные с изъятием земельных участков для государственных (муниципальных) нужд

style="max-height: 50vh;">
Глава 6. СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ИЗЪЯТИЕМ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ
ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ (МУНИЦИПАЛЬНЫХ) НУЖД

Конституция РФ, гарантируя в России единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержку конкуренции, свободу экономической деятельности, равную защиту частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности, относит к числу прав и свобод, признание, соблюдение и защита которых являются обязанностью государства, право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, а также право иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами, притом что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, а принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения (статьи 2 и 8, часть 1 статьи 34, часть 3 статьи 35).
Корреспондирующие этим конституционным предписаниям положения содержатся в пункте 2 статьи 29 Всеобщей декларации прав человека, статье 4 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и статье 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, из которых следует, что каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности (а значит, и свободы пользования имуществом, в том числе для предпринимательской деятельности), лишение же имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права, недопустимо, чем, однако, не умаляется право государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются важными для контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами.
Конституционный Суд РФ неоднократно указывал (Постановления от 21 апреля 2003 г. N 6-П, от 24 февраля 2004 г. N 3-П, от 12 июля 2007 г. N 10-П, от 29 июня 2012 г. N 16-П, от 16 апреля 2015 г. N 8-П, от 3 июля 2018 г. N 28-П и др.), что ограничения прав и свобод допустимы, только если такие ограничения адекватны социально необходимому результату и, не будучи чрезмерными, строго обусловлены публичными интересами, перечисленными в статье 55 (часть 3) Конституции РФ. Используемые при этом правовые средства должны исключать несоразмерное для конкретной ситуации ограничение прав и свобод, а цели одной лишь рациональной организации деятельности органов власти не могут служить основанием для такого ограничения. В силу Конституции РФ, включая ее статьи 15, 17, 19 и 55, и исходя из общеправового принципа справедливости, защита права собственности, а равно иных имущественных прав должна осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности, с тем чтобы был обеспечен баланс прав и законных интересов всех участников гражданского оборота. Вводимые федеральным законом ограничения прав владения, пользования и распоряжения имуществом, свободы предпринимательской деятельности и свободы договоров также должны отвечать требованиям справедливости, быть обоснованными, носить общий и абстрактный характер, не иметь обратной силы и не затрагивать само существо конституционных прав. Возможность принудительного изъятия имущества должна уравновешиваться неукоснительным соблюдением установленных Конституцией РФ гарантий неприкосновенности права собственности, что, с учетом изложенных позиций Конституционного Суда РФ, предполагает конституционную обязанность законодателя по установлению надлежащих юридических процедур принятия и исполнения решений об изъятии имущества у собственника.
По мнению В.И. Сенчищева, вопрос об изъятии земельных участков для государственных (муниципальных) нужд в гражданском праве рассматривается в ряду прочих оснований принудительного прекращения права собственности (пункт 2 статьи 235 Гражданского кодекса РФ). Ключевым здесь является именно указание на принудительность прекращения права собственности. Следовательно, те случаи изъятия, когда собственником изымаемого земельного участка заключено соглашение об изъятии, выпадают из рассматриваемого вопроса, поскольку они в основном поглощаются таким основанием прекращения права собственности, как отчуждение собственником своего имущества другим лицам (пункт 1 статьи 235 Гражданского кодекса РФ) по сделке (Сенчищев В.И. Изъятие земельных участков для государственных или муниципальных нужд // Вестник гражданского права. 2019. N 6. С. 108 - 136).
В Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2016), утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 13 апреля 2016 г., было отмечено, что решение об изъятии земельного участка для государственных (муниципальных) нужд может быть принято только в исключительных случаях для достижения общественно полезных целей, реализация которых невозможна без вмешательства органов государственной власти или местного самоуправления в частные интересы, под государственными или муниципальными нуждами при этом могут пониматься потребности публично-правового образования, удовлетворение которых направлено на достижение интересов общества (общественно полезных целей), но является невозможным без изъятия имущества, принадлежащего частному субъекту. Соответственно, принудительное изъятие не может производиться только или преимущественно в целях получения выгоды другими частными субъектами, деятельность которых лишь опосредованно служит интересам общества (Определение Верховного Суда РФ от 27 октября 2015 г. N 309-КГ15-5924).
По мнению Р.Р. Актугановой, основная причина таких мер связана с необходимостью реализации в короткие сроки инженерной, транспортной, социальной инфраструктуры государства (Актуганова Р.Р. Анализ процедуры изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд // Аллея науки. 2017. Т. 1, N 16. С. 642 - 647).
В силу положений статьи 279 Гражданского кодекса РФ изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд осуществляется в случаях и в порядке, которые предусмотрены земельным законодательством, а именно согласно статье 49 Земельного кодекса РФ изъятие земельных участков для государственных или муниципальных нужд осуществляется в исключительных случаях по основаниям, связанным: 1) с выполнением международных договоров Российской Федерации; 2) строительством, реконструкцией следующих объектов государственного значения (федерального и регионального значения) или объектов местного значения при отсутствии других возможных вариантов строительства, реконструкции этих объектов: объекты федеральных энергетических систем и объекты энергетических систем регионального значения; объекты использования атомной энергии; объекты обороны страны и безопасности государства, в том числе инженерно-технические сооружения, линии связи и коммуникации, возведенные в интересах защиты и охраны Государственной границы Российской Федерации; объекты федерального транспорта, объекты связи федерального значения, а также объекты транспорта, объекты связи регионального значения, объекты инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования; объекты, обеспечивающие космическую деятельность; линейные объекты федерального и регионального значения, обеспечивающие деятельность субъектов естественных монополий; объекты систем электро-, газоснабжения, объекты систем теплоснабжения, объекты централизованных систем горячего, холодного водоснабжения и (или) водоотведения федерального, регионального или местного значения; автомобильные дороги федерального, регионального или межмуниципального, местного значения; 3) иными основаниями, предусмотренными федеральными законами, например, Федеральным законом от 1 декабря 2007 г. N 310-ФЗ "Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", Федеральным законом от 28 сентября 2010 г. N 244-ФЗ "Об инновационном центре "Сколково" были конкретизированы обстоятельства, при которых допускалось изъятие земельных участков для государственных и муниципальных нужд в связи с возникшими социально-экономическими и политическими условиями.
В Постановлении от 11 февраля 2019 г. N 9-П Конституционный Суд РФ отметил, что нормы Гражданского кодекса РФ и Земельного кодекса РФ являются единой правовой основой регламентации изъятия недвижимого имущества для государственных и муниципальных нужд, что объективно обусловлено правовой и природной связью земельного участка и расположенных на нем объектов недвижимости и находит свое воплощение, в частности, в подпункте 5 пункта 1 статьи 1 Земельного кодекса РФ, закрепляющем в качестве принципа земельного законодательства единство судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, а также в пункте 3 статьи 239.2 Гражданского кодекса РФ, согласно которому отчуждение зданий, сооружений, помещений, расположенных в таких зданиях, сооружениях, объектов незавершенного строительства в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд осуществляется по правилам, предусмотренным для изъятия земельных участков для этих нужд.
Как уже было отмечено, в Земельном кодексе РФ и Гражданском кодексе РФ предусмотрен добровольный и принудительный порядок изъятия. При добровольном изъятии с каждым правообладателем земельного участка и расположенного на нем недвижимого имущества в соответствии со статьей 56.9 Земельного кодекса РФ заключается соглашение об изъятии, в котором в обязательном порядке указываются размер и порядок выплаты возмещения, определяемого по результатам проведенной оценки, при этом в силу положений статьи 282 Гражданского кодекса РФ, если правообладатель изымаемого земельного участка не заключил соглашение об изъятии, в том числе по причине несогласия с решением об изъятии у него земельного участка, допускается принудительное изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд по решению суда.
Отмечается, что в случаях принудительного изъятия имущества у собственника - независимо от оснований такого изъятия - должен осуществляться эффективный судебный контроль, который может быть либо предварительным, либо последующим и служит гарантией конституционного принципа неприкосновенности собственности; употребленный в статье 35 (часть 3) Конституции РФ термин "лишен" означает принудительный характер (Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 714-О-П).
По требованию уполномоченного органа исполнительной власти, органа местного самоуправления суд принимает решение о выкупе земельного участка, определяя при этом размер выкупной цены и другие условия, на которых осуществляется изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд (пункт 1 Обзора судебной практики по делам, связанным с изъятием для государственных или муниципальных нужд земельных участков в целях размещения объектов транспорта, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 10 декабря 2015 г.).
В статье 281 Гражданского кодекса РФ законодатель прямо предусмотрел то, что за земельный участок, изымаемый для государственных или муниципальных нужд, его правообладателю предоставляется возмещение.
При определении размера возмещения при изъятии земельного участка в него включаются рыночная стоимость земельного участка, право собственности на который подлежит прекращению, или рыночная стоимость иных прав на земельный участок, подлежащих прекращению, и убытки, причиненные изъятием такого земельного участка, в том числе упущенная выгода, и определяемые в соответствии с федеральным законодательством.
В случае изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд у лица, которое владеет земельным участком, находящимся в государственной или муниципальной собственности, на законном основании (право постоянного (бессрочного) пользования, пожизненного наследуемого владения; право, основанное на договорах аренды или безвозмездного пользования), такому лицу также предоставляется соответствующее возмещение (пункт 5 Обзора судебной практики по делам, связанным с изъятием для государственных или муниципальных нужд земельных участков в целях размещения объектов транспорта, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 10 декабря 2015 г.).
При определении размера возмещения при изъятии земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, рыночная стоимость подлежащих прекращению прав на такие земельные участки устанавливается с учетом следующих особенностей:
1) в случае прекращения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, предоставленным юридическому лицу, рыночная стоимость данного права определяется как рыночная стоимость права аренды земельного участка на установленный законом предельный (максимальный) срок, а в случае отсутствия установленного законом предельного (максимального) срока - на сорок девять лет;
2) в случае прекращения права постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного (наследуемого) владения земельным участком, предоставленным гражданину или имеющему право на бесплатное предоставление в собственность изымаемого земельного участка организации, рыночная стоимость данного права определяется как рыночная стоимость земельного участка;
3) в случае досрочного прекращения договора аренды земельного участка или договора безвозмездного пользования земельным участком рыночная стоимость данного права определяется как рыночная стоимость права аренды земельного участка до истечения срока действия указанных договоров (пункт 3 статьи 56.8 Земельного кодекса РФ).
Если одновременно с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд осуществляется изъятие расположенных на таком земельном участке и принадлежащих правообладателю данного земельного участка объектов недвижимого имущества, в возмещение за изымаемое имущество включается рыночная стоимость объектов недвижимого имущества, право собственности на которые подлежит прекращению, или рыночная стоимость иных прав на объекты недвижимого имущества, подлежащих прекращению.
Если одновременно с изъятием земельных участков для государственных или муниципальных нужд осуществляется перенос инженерных сооружений, в размер возмещения не включается рыночная стоимость этих сооружений. В этом случае при определении размера возмещения в него включаются:
1) стоимость работ по реконструкции инженерных сооружений и расходы, связанные с размещением таких сооружений (в том числе плата за сервитут, публичный сервитут), за исключением случая выполнения работ по реконструкции инженерных сооружений за счет лица, на основании ходатайства которого принято решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд;
2) иные убытки, предусмотренные статьей 56.8 Земельного кодекса РФ.
В целях определения размера возмещения рыночная стоимость земельного участка, право частной собственности на который подлежит прекращению, или рыночная стоимость подлежащих прекращению иных прав на земельный участок определяется исходя из разрешенного использования земельного участка на день, предшествующий дню принятия решения об изъятии земельного участка.
Если до указанного дня разрешенное использование земельного участка изменено для строительства, реконструкции объектов федерального, регионального или местного значения, для строительства, реконструкции которых осуществляется изъятие, то рыночная стоимость земельного участка или рыночная стоимость прекращаемых прав на земельный участок определяется исходя из разрешенного использования, установленного до изменения.
В случае если в результате изъятия земельных участков и (или) расположенных на них объектов недвижимого имущества у правообладателей изымаемой недвижимости возникают убытки в связи с невозможностью исполнения ими обязательств перед третьими лицами, в том числе основанных на заключенных с такими лицами договорах, правообладатели изымаемой недвижимости обязаны представить лицу, выполняющему работы по оценке изымаемых земельных участков и (или) расположенных на них объектов недвижимого имущества или оценке прекращаемых прав и размера убытков, причиняемых таким изъятием, документы, подтверждающие возникновение у правообладателей изымаемой недвижимости убытков в связи с невозможностью исполнения указанных обязательств.
При определении размера возмещения не подлежат учету:
1) объекты недвижимого имущества, расположенные на изымаемом земельном участке, и неотделимые улучшения данных объектов (в том числе в результате реконструкции), произведенные вопреки его разрешенному использованию, а также вопреки условиям договора аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, или договора безвозмездного пользования таким земельным участком;
2) неотделимые улучшения земельного участка и (или) расположенных на нем объектов недвижимого имущества, произведенные после уведомления правообладателя изымаемой недвижимости о принятом решении об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд, за исключением неотделимых улучшений, произведенных в целях обеспечения безопасности такого недвижимого имущества в процессе его использования (эксплуатации), предотвращения пожаров, аварий, стихийных бедствий, иных обстоятельств, носящих чрезвычайный характер, либо в целях устранения их последствий, а также в результате реконструкции на основании выданного до указанного уведомления разрешения на строительство;
3) объекты недвижимого имущества, строительство которых осуществлено после уведомления правообладателя изымаемой недвижимости о принятом решении об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд, за исключением случаев, если это строительство осуществлялось на основании ранее выданного разрешения на строительство;
4) объекты недвижимого имущества, для строительства которых не требуется выдача разрешения на строительство и строительство которых начато после уведомления правообладателя изымаемой недвижимости о принятом решении об изъятии;
5) сделки, заключенные правообладателем изымаемой недвижимости после его уведомления о принятом решении об изъятии, если эти сделки влекут за собой увеличение размера убытков, подлежащих включению в размер возмещения за изымаемый земельный участок.
Размер возмещения за принадлежащий нескольким лицам на праве общей собственности изымаемый земельный участок и (или) расположенный на нем объект недвижимого имущества определяется пропорционально долям в праве общей собственности на такое имущество.
Необходимо отметить, что в тех случаях, когда собственник не согласен со стоимостью объекта, установленной в решении уполномоченного органа об изъятии земельного участка, или когда выкупная цена в нем не указана и сторонами после принятия решения об изъятии не достигнуто соглашение о выкупной цене, суд определяет стоимость объекта, исходя из его рыночной стоимости на момент рассмотрения спора (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ 1 (2014), утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 24 декабря 2014 г.; пункт 7 Обзора судебной практики по делам, связанным с изъятием для государственных или муниципальных нужд земельных участков в целях размещения объектов транспорта, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 10 декабря 2015 г.).

Практика. Департамент городского имущества города {...} обратился в суд с иском к Елисееву А.Д. об изъятии для государственных нужд недвижимого имущества - помещения I (бокс 48А) площадью 14,8 кв. м и помещения II (бокс 48Б) площадью 14,5 кв. м, расположенных в нежилом здании ГСК "МГСА-109" по адресу: {...}.
В обоснование требований истец указал, что в связи с вынесением распоряжения Правительства {...} от 8 апреля 2016 г. N 7718 "Об изъятии для государственных нужд объектов недвижимого имущества для целей строительства Северо-Восточной хорды: Участок от шоссе Энтузиастов до МКАД (от 4-го транспортного кольца до района Вешняки) (Восточный административный округ г. Москвы)" (с изменениями от 27 ноября 2017 г. N 40150) в адрес ответчика 8 февраля 2018 г. направлено соглашение о выкупной цене указанных выше боксов в размере 428 000 руб. и 441 000 руб. соответственно и других условиях выкупа с приложением отчета об оценке изымаемого имущества. Данное соглашение Елисеевым А.Д. в установленный срок подписано не было.
Елисеев А.Д. предъявил встречный иск о предоставлении ему гаражных боксов на аналогичных условиях, указав, что находившиеся в его собственности гаражные боксы снесены, а земельный участок использован для строительства улично-дорожной сети. Поскольку гаражные боксы снесены Департаментом городского имущества города {...} самовольно, без соблюдения предусмотренной законом процедуры по изъятию недвижимого имущества, Елисеев А.Д. просит возместить причиненные ему убытки в натуре.
Решением {...} районного суда г. {...} от 20 декабря 2018 г., оставленным без изменения Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам {...} городского суда от 26 апреля 2019 г., исковые требования Департамента городского имущества города {...} удовлетворены, выкупная стоимость имущества установлена в размере 1 215 773 руб. В удовлетворении встречного иска отказано.
В кассационной жалобе заявитель поставил вопрос об отмене указанных выше судебных постановлений, рассматривая которую Верховный Суд РФ пришел к следующим выводам.
Судом установлено, что Елисеев А.Д. являлся собственником недвижимого имущества - помещения I (бокс 48А) площадью 14,8 кв. м и помещения II (бокс 48Б) площадью 14,5 кв. м, расположенных в нежилом здании ГСК "МГСА-109" по адресу: {...}.
Постановлением Правительства {...} от 9 апреля 2013 г. N 218-ПП утвержден проект планировки участка линейного объекта улично-дорожной сети - участка Северной рокады от шоссе Энтузиастов до МКАД.
8 апреля 2016 г. Правительством {...} принято распоряжение N 7718-РП "Об изъятии для государственных нужд объектов недвижимого имущества для целей строительства Северо-Восточной хорды: Участок от шоссе Энтузиастов до МКАД (от 4-го транспортного кольца до района Вешняки) (Восточный административный округ г. Москвы)".
Распоряжением Департамента городского имущества города {...} от 27 ноября 2017 г. N 40150 перечень изымаемого по указанному выше распоряжению имущества дополнен принадлежащими Елисееву А.Д. гаражными боксами.
8 сентября 2018 г. в адрес ответчика направлены соглашения об изъятии недвижимого имущества для государственных нужд {...} с указанием выкупной цены изымаемого имущества в размере 441 000 руб. и 428 000 руб. соответственно, а также других условий выкупа с приложением отчетов ООО "Свисс Аппрэйзал Раша" об оценке имущества от 10 января 2018 г.
Согласно отчетам об оценке, проведенной по заказу Елисеева А.Д., итоговая рыночная стоимость гаражных боксов 48А и 48Б на 8 апреля 2013 г., то есть на дату, предшествующую утверждению документации по планировке территории, составляет 749 000 руб. и 734 000 руб. соответственно, а на 6 декабря 2018 г., то есть на момент принудительного изъятия недвижимого имущества для государственных нужд, - 848 000 руб. и 788 000 руб. соответственно. Экспертом также определена величина убытков на 6 декабря 2018 г. без учета рыночной стоимости изымаемых гаражных боксов - 288 000 руб. и 273 000 руб. соответственно.
Определением {...} районного суда {...} от 3 сентября 2018 г. назначена судебная оценочная экспертиза, на разрешение которой поставлен вопрос о рыночной стоимости принадлежащих Елисееву А.Д. гаражных боксов 48А и 48Б по состоянию на 8 апреля 2013 г. и на день проведения оценки.
Согласно заключению эксперта рыночная стоимость принадлежащих на праве собственности Елисееву А.Д. гаражных боксов 48А и 48Б по состоянию на 8 апреля 2013 г. составляет 614 111 руб. и 601 662 руб. соответственно. Определить рыночную стоимость объектов недвижимости по состоянию на дату проведения оценки не представляется возможным ввиду их фактического отсутствия.
Удовлетворяя исковые требования Департамента городского имущества {...}, суд указал, что в предусмотренный законом срок соглашение о выкупной цене изымаемого имущества и других условиях выкупа ответчиком подписано не было.
Определяя возмещение стоимости изымаемого недвижимого имущества в размере 1 215 773 руб., суд исходил из заключения судебной оценочной экспертизы и указал, что стоимость имущества должна определяться на день, предшествующий принятию решения об утверждении проекта планировки территории, а именно на день вынесения Постановления Правительства {...} N 218-ПП "Об утверждении проекта планировки участка линейного объекта улично-дорожной сети - участка Северной рокады от шоссе Энтузиастов до МКАД" - 9 апреля 2013 г.
Суд также указал на отсутствие оснований для удовлетворения встречных исковых требований.
С выводами суда согласился и суд апелляционной инстанции.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ пришла к выводу, что судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.
В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса РФ данные требования распространяются и на суд апелляционной инстанции.
В пункте 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" разъяснено, что если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 1 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса РФ), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств.
Обстоятельства, имеющие значение для дела, определяются судом исходя из норм материального права, подлежащих применению, с учетом доводов и возражений сторон.
В соответствии со статьей 281 Гражданского кодекса РФ за земельный участок, изымаемый для государственных или муниципальных нужд, его правообладателю предоставляется возмещение (пункт 1).
При определении размера возмещения при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд в него включаются рыночная стоимость земельного участка, право собственности на который подлежит прекращению, или рыночная стоимость иных прав на земельный участок, подлежащих прекращению, и убытки, причиненные изъятием такого земельного участка, в том числе упущенная выгода, определяемые в соответствии с федеральным законодательством.
В случае если одновременно с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд осуществляется изъятие расположенных на таком земельном участке и принадлежащих правообладателю данного земельного участка объектов недвижимого имущества, в возмещение за изымаемое имущество включается рыночная стоимость объектов недвижимого имущества, право собственности на которые подлежит прекращению, или рыночная стоимость иных прав на объекты недвижимого имущества, подлежащих прекращению (пункт 2).
Принудительное изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд допускается при условии предварительного и равноценного возмещения.
Согласно пункту 6 статьи 279 Гражданского кодекса РФ сроки, размер возмещения и другие условия, на которых осуществляется изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд, определяются соглашением об изъятии земельного участка и расположенных на нем объектов недвижимости для государственных или муниципальных нужд. В случае принудительного изъятия условия определяются судом.
В соответствии с пунктом 7 статьи 56.8 Земельного кодекса РФ (в редакции, действовавшей на момент вынесения решения) размер возмещения определяется не позднее чем за 60 дней до направления правообладателю земельного участка соглашения об изъятии недвижимости.
Частью 5 статьи 13 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 43-ФЗ "Об особенностях регулирования отдельных правоотношений в связи с присоединением к субъекту Российской Федерации - городу федерального значения Москве территорий и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" предусмотрено, что при расчете размера возмещения собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков стоимости изымаемого недвижимого имущества данная стоимость определяется на день, предшествующий принятию решения об утверждении документации по планировке территории, предусматривающей размещение объекта федерального или регионального значения, для целей размещения которого осуществляется изъятие недвижимого имущества, исходя из разрешенного использования земельных участков на день, предшествующий утверждению документации по планировке территории, предусматривающей размещение данного объекта.
По смыслу приведенных норм права изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд допускается при условии равноценного возмещения стоимости как земельного участка, так и расположенных на нем объектов недвижимости.
Положение Закона о том, что стоимость названного имущества определяется на день, предшествующий утверждению документации по планировке территории, и исходя из прежнего разрешенного использования земельного участка, направлено на то, чтобы исключить влияние на выкупную цену самого факта изъятия земельного участка для размещения объекта федерального или регионального значения и соответствующего изменения разрешенного использования земельного участка.
Вместе с тем с момента утверждения документации по планировке территории до разрешения вопроса о выплате возмещения может пройти значительное время, особенно в случае судебного спора.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в пункте 5 Постановления от 11 февраля 2019 г. N 9-П, принятого до рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, значительное расхождение во времени правовых актов, утвердивших документацию по планировке территории, и правовых актов, предусматривающих изъятие имущества, может обусловить изменение, в том числе существенное, стоимости принудительно изымаемого недвижимого имущества по сравнению со стоимостью, определенной на день, предшествующий принятию решения об утверждении указанной документации. В подобных ситуациях при изъятии недвижимого имущества в судебном порядке собственники этого имущества при увеличении его стоимости вправе рассчитывать на справедливое изменение размера причитающегося им возмещения. В противном случае было бы поставлено под сомнение само конституционное предписание о предоставлении за отчуждаемое имущество равноценного возмещения.
С другой стороны, увеличение рыночной стоимости изымаемого имущества может быть обусловлено объективным - с течением времени - изменением соотношения спроса и предложения в отношении определенных видов имущества или имущества, расположенного в определенной местности. Поскольку проведение новой рыночной оценки изымаемого имущества без учета влияния размещения объекта федерального или регионального значения, в связи с которым осуществляется изъятие недвижимого имущества, практически неосуществимо, собственнику изымаемого в судебном порядке имущества должна быть предоставлена возможность доказать в суде факт увеличения его рыночной стоимости (рассчитанной на день, предшествующий принятию решения об утверждении документации по планировке территории) с учетом общей динамики цен на аналогичное имущество и получить равноценное возмещение.
Таким образом, часть 5 статьи 13 Федерального закона "Об особенностях регулирования отдельных правоотношений в связи с присоединением к субъекту Российской Федерации - городу федерального значения Москве территорий и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" не соответствует Конституции РФ, ее статьям 35 (часть 3), 46 (части 1 и 2) и 55 (часть 3), в той мере, в какой по смыслу, придаваемому данной норме правоприменительной практикой, в случае принудительного изъятия недвижимого имущества в судебном порядке для государственных нужд по прошествии значительного времени после принятия решения об утверждении документации по планировке присоединенных к городу Москве территорий, предусматривающей размещение объектов федерального или регионального значения, она не позволяет учитывать возможное изменение рыночной стоимости этого имущества, не связанное с развитием инфраструктуры прилегающей территории в рамках реализации проекта, требующего изъятия этого имущества, и тем самым препятствует предоставлению его собственнику равноценного возмещения.
Определяя рыночную стоимость гаражных боксов 48А и 48Б по состоянию на 8 апреля 2013 г., то есть на день, предшествующий принятию решения об утверждении документации по планировке территории, предусматривающей размещение объекта федерального или регионального значения, для целей размещения которого осуществляется изъятие недвижимого имущества, суды не учли, что за период более чем шесть лет стоимость изымаемых объектов могла существенно измениться вследствие общей динамики цен.
Такое нарушение норм материального права и невыполнение требований норм процессуального права об определении обстоятельств, имеющих значение для дела, являются существенными нарушениями, поскольку привели к иному результату разрешения спора, чем тот, который предусмотрен законом, и они не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.
Кроме того, с учетом приведенных положений закона, направленных на возмещение реальных потерь собственника изымаемых объектов недвижимости, а также положений пунктов 3, 4 статьи 1 и статьи 10 Гражданского кодекса РФ по настоящему делу суду в качестве обстоятельств, имеющих значение для дела, следовало определить и поставить на обсуждение сторон обстоятельства и цель приобретения объектов недвижимости, которое, как это следует из объяснений сторон, имело место после принятия решения об изъятии земельного участка и в связи с этим изъятием.
Определение ВС РФ
от 26 мая 2020 г. N 5-КГ20-32

В Определении от 30 января 2020 г. N 64-О Конституционный Суд РФ указал, что действующее правовое регулирование, включая статьи 279 и 281 Гражданского кодекса РФ, а также статью 56.8 Земельного кодекса РФ, содержит необходимые гарантии получения собственниками предварительного и равноценного возмещения при изъятии у них в судебном порядке земельных участков для государственных или муниципальных нужд. Такие собственники не лишены возможности и в общем порядке защищать свои права на земельные участки от неправомерных посягательств, имевших место до принятия судебных решений о принудительном изъятии земельных участков, в том числе требовать в соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса РФ восстановления положения, существовавшего до нарушения права, пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, возмещения убытков, причиненных фактическим занятием земельных участков.
Если земельный участок, находящийся в частной собственности, был фактически изъят для государственных или муниципальных нужд, однако при этом процедура изъятия уполномоченными органами не соблюдена, решение об изъятии не принято, какого-либо возмещения за изъятое имущество собственнику участка не предоставлено, то собственник такого участка имеет право на возмещение убытков, причиненных таким изъятием (пункт 25 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2021), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 7 апреля 2021 г.).

Практика. Скигин И.Ю., Салманов М.Г. обратились в суд с иском к администрации муниципального образования город {...} о прекращении долевой собственности на земельный участок и взыскании с ответчиков за счет казны муниципального образования город {...} стоимости фактически изъятого земельного участка либо об обязании ответчика предоставить в долевую собственность равноценный фактически изъятому земельный участок и о признании за истцами права долевой собственности на предоставленный взамен земельный участок.
В обоснование заявленных требований истцы указали, что являются собственниками земельного участка с кадастровым номером {...} площадью 1 725 кв. м, расположенного по ул. {...}. Администрация муниципального образования город {...} разместила в границах земельного участка автомобильную дорогу, в результате чего любое использование земельного участка, включая строительство на нем, стало фактически невозможным. Свободная от автодороги часть земельного участка непригодна для использования из-за незначительности и размещения в границах объекта транспортной инфраструктуры. Истцы обратились в орган местного самоуправления с требованием оформить фактически состоявшееся изъятие земельного участка, однако ответа не получили.
Решением {...} районного суда {...} от 22 августа 2018 г. удовлетворен иск Скигина И.Ю., Салманова М.Г. Прекращено право долевой собственности Скигина И.Ю. и Салманова М.Г. на земельный участок с кадастровым номером {...} площадью 1 725 кв. м по ул. {...}. За Скигиным И.Ю. признано право собственности на 1/3 доли, за Салмановым М.Г. - на 2/3 доли в праве общей долевой собственности на земельные участки общей кадастровой стоимостью 10 977 516,4 руб.
На администрацию муниципального образования город {...} возложена обязанность предоставить Скигину И.Ю. право собственности на 1/3 доли, Салманову М.Г. - право собственности на 2/3 доли в праве собственности на равноценный земельный участок с кадастровой стоимостью 4 374 897,37 руб.
Разъяснено, что решение является основанием для регистрации Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по {...} возникновения, изменения, перехода и прекращения права собственности на указанные объекты.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам {...} краевого суда от 17 января 2019 г. решение оставлено без изменения.
Постановлением президиума {...} краевого суда от 27 ноября 2019 г. Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам {...} краевого суда от 17 января 2019 г. отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам {...} краевого суда от 11 февраля 2020 г., оставленным без изменения Определением судебной коллегии по гражданским делам {...} кассационного суда общей юрисдикции от 27 августа 2020 г. решение {...} районного суда {...} от 22 августа 2018 г. отменено, по делу принято новое решение об отказе в иске.
Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ пришла к следующим выводам.
Как установлено судом и следует из материалов дела, на основании договора купли-продажи от 23 сентября 2016 г. и решения о разделе земельного участка от 8 февраля 2018 г. Скигин И.Ю. (1/3 доли) и Салманов М.Г. (2/3 доли) являются сособственниками земельного участка с кадастровым номером {...} площадью 1 725 кв. м по ул. {...} внутригородского округа г. {...}, разрешенное использование: объекты по оказанию услуг и обслуживанию населения в соответствии с Общероссийским классификатором услуг населению площадью не более 350 кв. м. Согласно выписке из ЕГРН от 5 апреля 2018 г. кадастровая стоимость данного земельного участка составляет 15 352 413,75 руб.
Рядом со спорным земельным участком расположены многоквартирные дома, введенные в эксплуатацию в 2014 г.; большая часть спорного земельного участка занята дорогой, используемой в качестве подъезда к домам.
Решения об изъятии спорного либо первоначального земельного участка (его части) для муниципальных нужд уполномоченным органом не принималось.
Удовлетворяя иск, суд первой инстанции исходил из того, что имеется фактическое изъятие для муниципальных нужд принадлежащего истцам земельного участка без принятия уполномоченным органом предварительных и последующих мер оформления и урегулирования изъятия в соответствии с действующим законодательством; при этом порядок изъятия земельного участка не соблюден, выкупная стоимость не выплачена, в его границах расположена автомобильная дорога общего пользования.
Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что действия истцов по разделу земельного участка, расположенного рядом с многоквартирными домами, и постановке спорного земельного участка на государственный кадастровый учет в существующей конфигурации (участок налагается на территорию общего пользования, не соответствует фактически сложившейся дорожной сети и планировке улиц, принципам рациональности использования земель, пересекает улицы и проезды) являются умышленными, направленными на создание условий, при которых у них возникнет право на обращение в суд с исковым заявлением о взыскании убытков, что, как посчитал суд, свидетельствует о злоупотреблении истцами правом и является основанием для признания действий истцов по образованию спорного земельного участка и постановке его на государственный кадастровый учет недействительной сделкой.
Суд апелляционной инстанции также указал, что заключение кадастрового инженера о прохождении дороги через спорный участок не доказывает сам факт ее строительства администрацией, ввиду чего отсутствует совокупность условий для применения к ответчику меры гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков.
Кассационный суд общей юрисдикции согласился с Апелляционным определением.
Согласно части 3 статьи 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.
Согласно пункту 1 статьи 279 Гражданского кодекса РФ изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд осуществляется в случаях и в порядке, которые предусмотрены земельным законодательством.
В соответствии с подпунктом 2 статьи 49 Земельного кодекса РФ изъятие земельных участков для государственных или муниципальных нужд осуществляется в исключительных случаях по основаниям, связанным в том числе со строительством, реконструкцией таких объектов, как автомобильные дороги федерального, регионального или межмуниципального, местного значения.
В силу пунктов 1, 2, 4 статьи 281 Гражданского кодекса РФ принудительное изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд допускается при условии предварительного и равноценного возмещения, при определении размера которого в него включаются рыночная стоимость земельного участка, право собственности на который подлежит прекращению, или рыночная стоимость иных прав на земельный участок, подлежащих прекращению, и убытки, причиненные изъятием такого земельного участка.
Согласно пункту 5 части 1 статьи 14 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" к вопросам местного значения поселения относится дорожная деятельность в отношении автомобильных дорог местного значения в границах населенных пунктов поселения.
В силу пункта 1 части 1 статьи 7 Федерального закона от 29 декабря 2017 г. N 443-ФЗ "Об организации дорожного движения в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" к полномочиям органов местного самоуправления муниципальных районов, городских округов и городских поселений в области организации дорожного движения относится организация и мониторинг дорожного движения на автомобильных дорогах общего пользования местного значения.
Пунктом 6 статьи 13 Федерального закона от 8 ноября 2007 г. N 257-ФЗ "Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" установлено, что осуществление дорожной деятельности в отношении автомобильных дорог местного значения отнесено к полномочиям органов местного самоуправления.
В статье 3 данного Федерального закона определено, что дорожная деятельность представляет собой деятельность по проектированию, строительству, реконструкции, капитальному ремонту и содержанию автомобильных дорог (пункт 6).
В пункте 4 Обзора судебной практики по делам, связанным с изъятием для государственных или муниципальных нужд земельных участков в целях размещения объектов транспорта, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 10 декабря 2015 г., разъяснено, что отсутствие решения об изъятии земельного участка (его части) или несоблюдение процедуры изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд само по себе не лишает правообладателя такого участка права на возмещение убытков, причиненных фактическим лишением имущества.
В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса РФ возмещение убытков является одним из способов защиты нарушенного гражданского права.
Статьей 62 Земельного кодекса РФ предусмотрено, что убытки, причиненные нарушением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков, подлежат возмещению в полном объеме, в том числе упущенная выгода, в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.
Согласно пункту 1 статьи 15 Гражданского кодекса РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса РФ).
В пунктах 11 и 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" даны следующие разъяснения. Применяя статью 15 Гражданского кодекса РФ, следует учитывать, что по общему правилу лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Возмещение убытков в меньшем размере возможно в случаях, предусмотренных законом или договором в пределах, установленных гражданским законодательством. По делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса РФ).
В соответствии с положениями статьи 10 Гражданского кодекса РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
Согласно пункту 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное (пункт 5 статьи 10 Гражданского кодекса РФ).
Исходя из смысла приведенной выше правовой нормы и разъяснения по ее применению, под злоупотреблением правом понимается поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему права, сопряженное с нарушением установленных в статье 10 Гражданского кодекса РФ пределов осуществления гражданских прав, осуществляемое с незаконной целью или незаконными средствами, нарушающее при этом права и законные интересы других лиц и причиняющее им вред или создающее для этого условия.
Отменяя решение нижестоящего суда и вынося по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции посчитал, что истцами при разделе в 2018 г. принадлежащих им на праве собственности земельных участков допущено злоупотребление правом.
Между тем истцы в обоснование иска ссылались на то, что раздел исходного земельного участка на три земельных участка, в результате которого образовался в том числе спорный земельный участок, произведен в целях обособления части исходного земельного участка, в отношении которой сохранилась возможность целевого использования, от части, которая стала непригодной для использования по целевому назначению в результате расположения на ней улично-дорожной сети. Данный участок являлся их частной собственностью, в связи с чем они обладали правом реализовать полномочия собственников в отношении своего имущества; в договоре купли-продажи от 23 сентября 2016 г. информации о нахождении исходного земельного участка под обременением не имеется; в ЕГРН такое обременение не регистрировалось; резервирование земли для целей строительства автодороги не производилось; действия истцов по разделу исходного земельного участка прав и законных интересов других лиц не нарушили, поскольку были направлены на обеспечение реализации их права на компенсацию убытков в отношении фактически изъятой части исходного участка для муниципальных нужд.
С указанными доводами согласился суд первой инстанции.
Согласно части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
Суд на основании норм материального права, подлежащих применению, определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела (пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству").
Исходя из положений статей 67, 71, 195 - 198, 329 Гражданского процессуального кодекса РФ, выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (статья 59, 60 Гражданского процессуального кодекса РФ). В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьей 2 данного Кодекса.
Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении - проявления дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможности оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.
Однако суд апелляционной инстанции, указывая на злоупотребление правом в действиях истцов по разделу исходного земельного участка, не привел в судебном постановлении суждений, опровергающих выводы суда первой инстанции об обратном, а также о фактическом использовании спорного земельного участка в качестве автомобильной дороги местного значения и невозможности истцам пользоваться принадлежащим им земельным участком по своему назначению.
При повторном рассмотрении дела суд апелляционной инстанции также не принял во внимание доказательства последующего юридического оформления ответчиком фактически изъятого земельного участка на основании вступившего в законную силу решения Прикубанского районного суда г. Краснодара от 22 августа 2018 г.: справка кадастрового инженера о расположении в границах спорного земельного участка линейного объекта - автомобильной дороги общего пользования; регистрация в ЕГРН права муниципальной собственности на спорный земельный участок с изменением вида разрешенного использования в качестве территории общего пользования; передача участка на праве постоянного бессрочного пользования МКУ {...}; указание спорного участка в проекте межевания в числе участков, которые отнесены к территории общего пользования и предполагаются к изъятию для муниципальных нужд в целях размещения объекта местного значения - автомобильной дороги; принятие Постановления от 28 мая 2019 г. N 2208, где спорный участок указан как предназначенный для размещения автомобильной дороги местного значения. Действия ответчика по закреплению юридического статуса существующего внутрирайонного проезда были направлены на устранение нарушений, допущенных им при застройке микрорайона в отсутствие схемы планировки его улично-дорожной сети, с учетом сформировавшегося фактического использования спорного земельного участка в качестве объекта транспортной инфраструктуры района.
Таким образом, выводы судов апелляционной и кассационной инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения требования истцов о возмещении убытков, причиненных им в результате фактического изъятия для муниципальных нужд принадлежащего им земельного участка, нельзя признать правильными.
Определение ВС РФ
от 27 апреля 2021 г. N 18-КГ21-6-К4

Безымянная страница
Статьи и комментарии:
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
-
Покупка квартиры в России: техника подбора, юридической проверки и проведения сделки: Монография"
-
Недвижимое имущество: понятие и отдельные виды: Учебное пособие
-
Индустрия гостеприимства в России
-
Жилищный кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий. Путеводитель по судебной практике
-
Комментарий к Федеральному закону от 3 июля 2016 г. N 237-ФЗ "О государственной кадастровой оценке"
-
Собственник и социальный наниматель жилого помещения: сравнительный анализ гражданского и жилищно-правового статуса
-
Как купить жилье: советы юриста
-
Управляйте домом правильно: что нужно знать собственнику жилья
-
Жилищные споры. Путеводитель по законодательству и судебной практике: Научно-практическое пособие
-
Земельный участок и постройки: особенности владения, пользования и распоряжения
-
Комментарий к новому закону "О государственном кадастре недвижимости".
-
Недвижимое имущество: государственная регистрация и проблемы правового регулирования.
-
Справочник собственника и арендатора.
-
Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)"
-
Аренда недвижимости: "ассорти" вопросов
-
Правовой режим недвижимого имущества
-
Имущественный налоговый вычет.
-
Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)"
-
Аренда недвижимости: "ассорти" вопросов
-
Правовой режим недвижимого имущества
-
Вы покупаете квартиру. Все вопросы: от проекта до оформления прав собственности (2009г.)
-
Капитальный ремонт, реконструкция, переустройство и перепланировка объектов недвижимости: юридические аспекты

Политика конфиденциальности
Copyright 2008 - 2021
гг. Help-Realty.RU. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!